понедельник, 24 октября 2016 г.

Filled Under: , ,

ОБИДА И РАЗОЧАРОВАНИЕ. ОЧАРОВАНИЕ И ЛЮБОВЬ

Share


Приходилось ли вам очаровываться человеком? Видеть в нём кого-то другого – прекрасного принца из сказки, большого доброго волшебника, умудрённого, непорочного гуру, “отца родного” или добрую, заботливую мать?

А может быть такие милые и родные черты самого себя?))


Очарованность основана на особом механизме психики, который называется проекцией.

Чтобы создать вокруг себя знакомый мир, мы видим людей не такими, как они есть, а такими, как нам хочется видеть. Необязательно хорошими и добрыми, просто знакомыми нам, привычными. Теми, с которыми мы знаем, как обращаться. Умеем, научены с детства.

Первые люди, которые на окружают в детстве – это папа и мама. Сначала мама, а потом папа. Именно их мы пытаемся увидеть в тех, с кем нас близко сталкивает жизнь. На работе, в отношениях с подругами и друзьями, в отношениях в паре, а иногда даже в отношениях с детьми.

Всем нужна мама, даже взрослым девочкам и мальчикам. И тогда этой мамой может стать преподаватель в вузе, начальница, более мудрая в чём-то подруга, тренер фитнес-центра, психотерапевт, ваш коуч, уборщица, которая к вам приходит каждую неделю и пока вы пьёте на кухне чай и занимаетесь своими «важными» делами, убирает, гладит, моет полы – прямо как мама в детстве.

Когда-то в детстве все дети идеализируют маму. Это самый добрый и светлый образ в душе. Ребёнку необходимо на кого-то опираться, мама- это опора, она всё знает, всё умеет, всё решит и никогда не подведёт. А если и подведёт, то нам это просто показалась. Поскольку мама плохой быть не может. Примитивная идеализация – одна из тех психологических защит, которая помогает ребёнку выжить, сохраняя свой мир в целости.

Помните фильм «Жизнь прекрасна»? Где отец создаёт для сына сказку в фашистском концлагере. Тем самым он спасает его от того ужаса, который детская психика переварить не в состоянии.

Многие став взрослыми, держаться за эту сказку двумя руками, не позволяя себе развенчать миф о своём счастливом детстве и о том, что родители были не боги, а просто люди. И мама в какие-то моменты была «плохой». Та же самая мама, которая читала книжки, заботилась и клала свою тёплую ладонь тебе на лоб, когда ты болел. Это был один человек. Та же самая мама.

Отчаянное детское желание увидеть в какой-то женщине свою идеальную мать, заставляет нас идеализировать другого человека. Мы очаровываемся, приписывая и дорисовывая всё, что не хватает для полноты образа. «Ах, она такая…» И дальше по списку- очень умная, справедливая, заботливая, в первую очередь думающая обо мне, а не о себе; знающая и понимающая меня и т.д., в зависимости от того, какой образ идеальной мамы вы держите в своей голове.

В какой-то момент очарование спадает. Выясняется, что это «плохая мама». И даже о боже, может и не мама вовсе, а просто тётка, затесавшиеся в эти святые ряды. «А я так верила, так верила! Так надеялась.» Разочарование…


А как же папа, спросите вы?

Давно известный факт, что взрослые женщины выбирают себе мужа по образу и подобию отца. Очаровавшись статным красавцем (именно таким маленькие девочки видят своего папу в детстве), барышни вступают в отношения. И ждут от него всего того, что должен делать папа – заботы, понимания, нежности, признания, любви. Вот только с сексом может быть проблема – с папами же не спят. Но если удаётся разделить, что это не папа, а мой парень, муж, мой мужчина, – то вроде и ничего.

В больших серьёзных начальниках, в тренерах и гуру и даже в господе боге легко увидеть отца. Идеализировав его образ под завязку, к разочарованию неминуемо придёшь. И тогда «потеря потерь», надежд не оправдал.

Не только «маму» и «папу» мы можем проецировать на других людей. Мы можем увидеть в коллеге свою сестру или пытаться разглядеть в ней черты близкой подруги, которая у нас когда-то была. Если вы взрослая женщина и у вас есть дочь, то в какой-то момент вы можете заметить, что относитесь к одной из ваших подчинённых с особой теплотой или (и) требовательностью – она стала вам «как дочь». И даже свою подругу вы можете начать опекать, бессознательно считая её дочкой или младшей сестрой ( опять же, если она у вас есть). Здесь очень важный момент – мы можем спроецировать на другого только того, кто у нас есть или был. Или часть самого себя.

И здесь очень интересный момент: проекция- это процесс обоюдный. Перенося на другого человека некий образ (вашего папы, мамы, дочери, сына, сестры, брата, мужа или жены) вы можете заметить, что через какое-то время человек начнёт ему соответствовать. По крайней мере, он точно почувствует, что занимает в ваших отношениях определённую роль. И если ему в этой рубашке плохо и не уютно, попытается её снять. Если он не захочет быть вам мамой, не осилит роль вашего отца, то вам придётся встретиться с разочарованием – Опять не он!

Очарование наступает тогда, когда у нас есть определённый образ и мы подтягиваем к нему человека. Очаровываясь, мы видим в человеке его идеальную версию по нашему разумению, но только не его самого. Очарованность – это потребность создать сказку, в которой удобно и безопасно жить. Разочарование может наступить тогда, когда за нашими проекциями мы обнаруживаем другого, незнакомого нам человека.

Как сказала одна моя клиентка (печатается с разрешения):

«У меня странное ощущение – сейчас я понимаю, что я просто натянула на других людей образы, проекции, но под ними они совсем другие и незнакомые. Страшно даже, а вдруг они в реальности совсем другие? Это как проснуться в постели с незнакомцем. Чего от них ждать?»

Под ними они живые. И можно постепенно начать их узнавать.
Знакомиться с другим. Разрешить себе видеть, узнавать другого человека живым и настоящим.

АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА 

0 коммент.:

Отправить комментарий