суббота, 27 мая 2017 г.

Filled Under:

КАК Я ОТПУСТИЛА ТО, ЧТО НЕ МОГЛА ЗАБЫТЬ

«Простить человека – не значит принять его поведение. Это значит то, что вы готовы двигаться дальше. Освободиться от груза. Сформировать жизнь на собственных условиях, без лишних обременительных вещей. Прощение – это свобода в чистом виде. Прощение – это выбор». ~ Сюзанна Гельб 

Я помню то неприятное чувство, когда кровь неслась по моим венам, когда я ощущала болезненную пульсацию в своей голове, когда моё сердце билось, как сумасшедшее. Каждый раз, когда я вспоминала, что произошло, я либо плакала, либо впадала в депрессию. Тот человек невероятно сильно ранил меня. Его поступки нанесли мне и моей семье сокрушительный удар, от которого мы не могли оправиться в течение многих лет. 

Он привнёс в мою жизнь хаос и завладел бизнесом, над развитием которого мы работали почти двадцать пять лет. Он отнял у нас возможность вернуть сотни тысяч долларов, часть из них была взята в кредит под залог нашего дома. Он украл всё это манипулятивным путём. 

Мы познакомились с этим человеком, риэлтором, на аукционе, который проводили родители моего мужа Джона. Тогда им не удалось продать дом. Он смог убедить родителей Джона доверить продажу своего имущества его небольшой риэлторской компании. 


За этот период времени мы ближе смогли познакомиться с ним и его девушкой. Мы были на их свадьбе, и он присутствовал на похоронах отца Джона. Вскоре он и мой муж решили запустить крупный совместный проект. 

Джон, будучи строителем, должен был инвестировать и принимать непосредственное участие в строительстве десятков домов. Проект сулил как риэлтору, так и Джону хорошую прибыль. 

Риэлтор никогда не показывал нам договор между застройщиком и бывшим собственником, но он сказал нам, что банк требовал четыре земельных участка в качестве залога для получения кредита на приобретение земли. Мы взяли кредит под залог нашего дома, а также заняли деньги у матери Джона. Это была возможность всей жизни. Что вообще могло пойти не так? 

Мы были очень рады, поскольку это означало, что если мы напряжённо поработаем некоторое время, то через два-три года бизнес Джона позволит нам заработать миллион долларов, если не больше. В конце концов, мы сделали большой рывок, необходимый для того, чтобы расширить бизнес. 

Вложив немало времени и сил в дело, мы начали беспокоиться о том, почему дома не продавались и почему риэлтор всегда отсрочивал оплату Джону. Мы решили выяснить, в чём дело. Возможно, риэлтору необходимо было нанять новых продавцов, которые смогли бы хоть что-нибудь продать. 

Когда мы приехали на один из объектов, я решила взглянуть на документы, чертежи и информацию о застройщике. Я была потрясена, когда увидела, что риэлтор основал новую строительную компанию. Он был единственным её владельцем. 

Джон позвонил нашему «другу». Разговор был не из приятных! Мы поняли, что у нас были проблемы, но не знали, насколько серьёзные. 

Наш контракт с застройщиком предусматривал, что мы должны были продать определённое количество домов за чётко установленный срок. Если мы не выполняли это условие, он имел право нанять другого строителя. Риэлтор не продал ни одного дома для Джона, потому что он хотел быть и строителем, и риэлтором! Нас попросили подписать документ о передаче прав, чтобы аннулировать контракт. 

К сожалению, наши встречи с адвокатами ничем не помогли. Риэлтор переписал имущество на свою жену, чтобы мы не смогли ничего получить в том случае, если подадим на него в суд. Не было продано ни единого дома. Мы думали, что имеем право претендовать хотя бы на часть прибыли от продажи будущих домов, однако адвокаты застройщика и риэлтора сказали нам «нет». 

Нашим единственным вариантом было обратиться в суд. Наш адвокат посчитал, что это обойдётся нам в 30 тысяч долларов, и, скорее всего, мы сможем добиться справедливого решения. Проблема заключалась в том, что риэлтор мог обжаловать постановление. И в таком случае нам пришлось бы заплатить ещё 30 тысяч долларов, чтобы попытаться выиграть дело! 

Если вы помните, то мы взяли кредит под залог нашего дома, чтобы инвестировать в земельные участки. У нас не было лишних денег, потому что риэлтор не платил Джону в течение нескольких месяцев. Также мы остались без работы, потому что Джон знал, что проект будет занимать много времени. Единственное, что мы могли сделать – это подписать документ о передаче прав и жить дальше. 

Мы могли бы сообщить о риэлторе окружному прокурору в надежде, что он сможет пресечь его преступную деятельность. Но в таком случае нам вряд ли вернули бы деньги, по крайней мере, не в ближайшее время. 

Поскольку мы не работали, и у нас был огромный ипотечный кредит, который риэлтор посоветовал нам взять, чтобы мы смогли выкупить земельные участки, у нас появилось много долгов. К счастью, в течение года Джон нашёл работу, которая позволила нам возобновить внесение ипотечных платежей, однако если бы нам снова пришлось приостановить погашение кредита, нас лишили бы права выкупа. 

Мы считали риэлтора своим хорошим другом. Когда мы осознали, что он сделал и как он манипулировал нами, чтобы единолично завладеть проектом и не делиться прибылью, мы пришли в ярость! 

Как человеку жить дальше, когда он каждый день испытывает то, что является прямым следствием действий преступника? 

Даже сегодня, спустя столько времени, я не хочу разговаривать и даже находиться в одной комнате с тем, кого мы когда-то считали своим другом. Я хотела бы забыть то, что он сделал, но, к сожалению, это невозможно. 

У меня была мысль отомстить ему, причинив физическую боль. Прежде со мной ничего подобного не случалось. Это пугало меня. Но я знала, что последствия не стоят того. 

Мой муж также упомянул о нескольких сомнительных способах отомстить ему. Однако он знал, что не сможет этого сделать. Я поняла, что насилие возникает в ситуациях, когда человек, которого обидели, не может выбросить преступника из головы. Забыть очень трудно! Разве я не права? 

Джон тяжело работал в течение трёх лет, надеясь, что человеку, которого мы наняли, удастся разделить нашу землю и продать её часть, чтобы мы смогли частично погасить ипотечный кредит. Мы не теряли надежды и продвигались вперёд. Мы не ленились. Нам нравился дом, где мы жили, поэтому мы делали всё возможное, чтобы сохранить его. 

По истечении тех трёх лет у Джона диагностировали рак горла (3-я стадия). Из-за интенсивного лечения ему пришлось отказаться от работы на целый год. Я же зарабатывала недостаточно денег, чтобы выплатить ипотеку. 

Нам пришлось переехать из нашего дома, который мы сами построили и где мы жили в течение восемнадцати лет. Он хранил воспоминания о том времени, которое мы провели здесь вместе со своими четырьмя детьми. 

Было ужасно потерять всё, что у нас было, в свои пятьдесят лет. Это было сильное потрясение. Я не знала, что делать. 

Когда вы поймёте, что никогда не сможете забыть зло, которое причинил вам другой человек, вы осознаете, сколько усилий нужно приложить, чтобы простить обидчика. 

Сколько раз мне доводилось отгонять прочь гневные мысли и слёзы. Мне приходилось много работать и делать при детях вид, что всё в порядке. Но, в конце концов, я почему-то начала смотреть на вещи в совершенно ином свете. 

Борьба за избавление от ненависти к кому-либо за причинённую боль является очень интенсивной. Это битва, которая происходит глубоко в нашей душе и голове. 

У меня нет ответов на все вопросы, преследующие меня в моих мыслях. Почему этот человек не беспокоился о том, что его поступок причинил вред целой семье? Каким образом он мог потратить те усилия, которые он предпринял, чтобы при помощи манипулирования нами достигнуть своей гнусной цели? Как ему спалось по ночам после того, что он сделал? 

По мнению людей, чтобы избавить свою жизнь от ненужного груза, вы должны простить того, кто вас обидел! Однако прощение требует времени. Если вы отрицаете реальные чувства, которые вы испытываете при мысли о том, что нужно простить обидчика, то это только потому, что прощение – самое верное решение. Если вы будете держать в себе пагубные эмоции, они всё равно, рано или поздно, проявятся, только уже иным образом. 

Я двигалась по жизни дальше, но не без боли и действий под влиянием эмоций. 

Каким-то образом я поняла, что мне нужно двигаться дальше. В конце концов, мне все говорили, что я просто должна это сделать! Смогла ли я простить его или же я по-прежнему испытываю к нему ненависть? 

Мне было турдно, но я осознала, как простить. Мне пришла в голову мысль о том, что люди не всегда понимают масштабы своего влияния и силу боли, которую они причиняют другим. Плюс ко всему, некоторые психические расстройства вынуждают людей не заботиться о других. Только месяцы или даже годы терапии способны помочь избавиться от такой болезни. 

Когда мы думаем, что кто-то не заслуживает прощения, не уподобляемся ли мы этому человеку? Когда я начала думать о том, почему риэлтор заслуживает милосердия, мне неожиданно пришли в голову несколько идей. 


Может быть, его семья плохо обращалась с ним, когда он был ребёнком. 

Может быть, родители учили его обманывать людей. 

Может быть, они не заботились о нём должным образом, и он просто делал то, что казалось для него естественным. 

Может быть, он отчаянно нуждался в деньгах. 

Может быть, им завладела жадность. 

Может быть, он психически нездоров. 

Может быть, он никогда не сталкивался с истинной любовью и эмоциональным благополучием в своей жизни. Разве это не печально? 

Все эти вещи являются признаком того, что человек сбился с пути и не может наслаждаться жизнью. О нём когда-нибудь заботились по-настоящему? Может быть, он оказался в ловушке негативных действий окружающих? 

Мы не можем узнать, почему человек сделал то, что он сделал. Однако я считаю, что причина всё же есть. 

В конце концов, я поняла, что если я перестану ненавидеть этого человека и забуду то, что он сделал мне, я стану свободной, в отличие от него! 

Это порочный круг, и я должна была либо разорвать его, либо продолжить страдать. 

Я осознала, что если не научусь любить других, то не смогу любить саму себя. Такая любовь к окружающим может поначалу казаться снисходительностью, но в конечном итоге она перерастает в нечто более глубокое. 

Мне нужно было открыть глаза на то, «почему» этот человек так поступил. Если причины заключались в ненависти, зависти или эгоизме, тогда мне нужно было пожалеть его, поскольку он не смог преодолеть эти ядовитые чувства. Именно жалость к нему стала тем, что позволило мне простить и двигаться дальше. 

Однако прощение не означает, что у меня никогда не будут возникать негативные мысли или воспоминания о нём. Я не должна была любить его, проводить с ним время, разговаривать с ним или думать о нём. Мне нужно было заменить плохие воспоминания в моей голове новыми планами и переживаниями о будущем. Это был новый образ жизни, и я должна была принять его, чтобы справиться с тем, что произошло. 

Когда я разговаривала со своим мужем по этому поводу, он сказал: «Это пройденный этап. Я двигаюсь дальше. Всё осталось в прошлом». Иными словами, не позволяйте себе прокручивать пережитое в своей голове снова и снова. 

Вы когда-нибудь слышали истории о тех, кто от чистого сердца прощал убийц близких им людей? Мне всегда было интересно, зачем они это делают. И, кажется, я поняла это. 

Мы должны задать себе вопрос: неужели мы готовы позволить этому человеку разрушить нашу радость? 

В нашем мире мы каждый день сталкиваемся с непрощением. Когда люди не отпускают обиды, они становятся злыми, что в конечном счёте выливается в определённого рода поступки. Это может быть смертельно опасным. 

Мы можем цепляться за всякие мелочи, которые делают члены нашей семьи и друзья; со временем они накапливаются и начинают разрушать отношения. Может быть, человек не понимал, что он вас обижает. Может быть, у него были проблемы, о которых вы не знали, и ввиду этого ему не удалось стать лучшим другом для вас. Стоит ли оно того? Не пожалеете ли вы об этом на смертном одре? 

Я не знаю, как вы, но я хотела бы стать человеком, который скажет: «Эй, я тоже не идеальна. Я прощаю тебя». 

Прощение возможно. Секрет? Попробуйте понять, в каком печальном состоянии находилась душа человека, когда он причинял вам боль. 

Мы получаем силы, когда осознаём, что эмоции могут выйти из-под контроля и сделать нас несчастными. Сами по себе эмоции не являются неправильными. То, что вы чувствуете, реально, и это следует признать. Однако вы должны давать выход гневу. 

Я знаю, что я стала здоровее, как в физическом, так и психическом плане, поскольку я простила того человека и продолжила жить дальше. 

Я хочу, чтобы вы также нашли время на проработку своих эмоций и развили в себе способность прощать других. Мы всегда будем в выигрыше, если отпустим гнев и примем прощение. Если так сделает достаточное количество людей, то наш мир станет лучше. 


0 коммент.:

Отправить комментарий