вторник, 15 августа 2017 г.

Filled Under: ,

КОГДА ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ПЕРЕСТАТЬ СМОТРЕТЬ ВПЕРЁД, ОГЛЯДЫВАЙТЕСЬ НАЗАД

Есть особое чувство, которое всем нам известно, но я не думаю, что у него есть название. Это чёткое, озадачивающее ощущение того, что вы помните первые часы после пробуждения и считаете невероятным, что это могло произойти сегодня. 

Оно чаще всего может возникать в полный событиями день, особенно если вы проснулись непривычно рано. Обычно в каком-то смысле это значимый день, в котором многое поставлено на кон — экзамен, свадьба, ранний перелёт, презентация. 

Вы, вероятно, ощущали это во время поездок, особенно в первый день поездки, когда вы рано выехали, прибыли в новый город днём и потом начали осмотр достопримечательностей перед обедом. Когда приходит время спать, память о пробуждении на рассвете и загрузке автомобиля, на вашей подъездной дорожке, в вашем родном городе, кажется такой далёкой в тот момент, что это не могло быть сегодня. 


Я уверен, что отчасти это чувство связано с необычной длиной такого рода дней. Но я думаю, что в большей степени оно связано с тем насколько сильно изменилось наше эмоциональное состояние с начала дня. Чувство гонки на время ради выполнения всех дел резко отличается от чувства расслабления в первый вечер в новом и интересном месте и забывания о времени. 

Как бы мы его ни называли, это сложное чувство является больше чем просто интересным переживанием. Оно раскрывает погрешность в отношении характера наших тревог, которую мы постоянно допускаем. 

Все мы знаем, что такое помнить о том, как сильно нас беспокоило какое-то приближавшееся важное событие в прошлом месяце. Теперь, когда мы его пережили, всё наше беспокойство кажется ненужным. Мы хотим, чтобы мы могли тогда себе сказать, что всё, что нам нужно — это делать всё, что в наших силах, и пускать события на самотёк. 

Проблема увеличивается при взгляде вперёд во времени 

В одном из своих выступлений буддистский учитель Джозеф Гольдштейн отмечает одну человеческую склонность, которую мы редко признаём: мы тратим большую часть своей жизни на предвкушение следующего важного события в нашей жизни. Типичным занятием человеческого разума является сосредоточение на каком-то якобы важном или поворотном событии, которое произойдёт сегодня или в ближайшие одну-две недели. 

Иногда это предстоящее событие случается позднее в тот же день, например, перелёт, или позднее в том же месяце, например, презентация работы. Оно даже может произойти через несколько мгновений, например, когда микрофон, наконец, доходит до вас во время одного из этих вселяющих страх «рассказов о себе» в начале семинара. 

Каким бы ни был его масштаб, в нашем мозге на переднем плане почти всегда есть какое-то главное, предстоящее событие, которое трудно не представлять, не бояться и не репетировать. 

Вне зависимости от того, является ли предвкушаемое событие речью, свиданием, экзаменом или разговором с вашими соседями о купальных привычках их собаки, наше единственное беспокойство заключается в том, что оно приведёт к какому-то страданию, например, смущению, скуке, потере, физической неприязни или даже ещё большей неопределённости. 

Поскольку мы так не хотим испытывать страдание, мы зацикливаемся на этом предстоящем событии, пытаясь изучить и прокрутить его возможности, чтобы мы могли убрать из него неопределённость или, по крайней мере, знать, что нас ждёт. 

Однако эта зацикленность имеет своеобразный увеличивающий эффект на исходную важность события. Когда мы озабочены последним Главным Предстоящим Событием, мы склонны считать его более конкретным и поворотным для наших жизней, чем оно будет, когда оно окажется в прошлом. 

Конечно же, мы не можем оглянуться на текущее Главное Предстоящее Событие, потому что оно ещё не произошло (и, возможно, никогда не произойдёт). Но мы можем оглянуться на то, что тяготило наши умы в прошлом. Когда мы подумаем о том, что нас заботило в это время в прошлом году, на прошлой неделе или вчера, мы сможем понять, насколько сильно и часто может меняться представление о сиюминутной важности. 

И когда потом вы снова обратите свой взгляд вперёд, вы сможете легко понять, что это новое вроде бы поворотное событие будет таким же, как все остальные: 

 оно во многих важных отношениях будет происходить не так, как вы представляли; 

 оно может быть мучительным или не быть таковым; 

 наиболее болезненные моменты пройдут относительно быстро; 

 вы узнаете, что оно значило в вашей жизни, по истечении большого периода времени. 


Наконец, ваша озабоченность перейдёт на новую «важнейшую проблему» после разрешения текущей проблемы. 

Всё это объясняется эфемерным характером человеческих переживаний, и если мы не будем об этом забывать, это действительно сможет уменьшить наши переживания. Поэтому когда кажется, что вы не можете перестать смотреть вперёд, смотрите назад. Всё приходит и уходит и, кажется, что немногое оправдывает наши переживания. 

Не замечая эфемерный, преходящий характер событий в нашей жизни, мы впадаем в эту привычку зацикливания на последней неопределённости, растягивая её потенциал страдания на дни или недели гарантированного мучения в форме беспокойства. Постоянно пытаясь гарантировать себе безболезненное будущее, мы постоянно создаём мучительное настоящее. 

Уход от беспокойства означает отказ от идеи безболезненного будущего 

Мы так привыкли беспокоиться, и это стало такой устоявшейся нормой поведения, что от этого нет простого антидота. Разум просто бросается на сценарии и представления. Хуже того, наша культура также в сильной степени подпитывает и поддерживает беспокойство. 

Со временем можно избавиться от наших образов мышления с помощью самоанализа и медитации. А тем временем можно значительно ослабить беспокойство, вспоминая об эфемерном, преходящем характере наших переживаний. 

В действительности не существует надёжного способа заглянуть вперёд. Оказывается, что нам всегда приходится испытывать новые и непредсказуемые переживания, даже в кажущиеся обычными дни, и мы, возможно, чувствовали бы себя безопаснее, если бы мы признавали это. Этим способом мы могли бы рассчитывать только на свои возможности и устойчивость, а не на дар предвидения, которым мы в любом случае не обладаем. 

Есть что-то бодрящее в том, чтобы по-настоящему принимать это во внимание. Будущее не является настолько понятным, чтобы оправдывать построение схем наших реакций или проработки сценариев тех или иных катастроф. Мы не имеем представления о том, что нас ждёт, и, очевидно — когда мы оглядываемся на наши десятилетия ненужных тревог и непредвиденных проблем — мы никогда не будем его иметь. 

Представьте себе ситуацию, как вы записываете на карточках, каждый воскресный вечер, предстоящее событие, которое вас в данный момент больше всего беспокоит — и то, что, как вы думаете, может случиться — а затем выкладываете все эти карточки в конце года и смеётесь над своими страхами. 

По статье David Cain - перевёл Сергей Мальцев

0 коммент.:

Отправить комментарий