понедельник, 25 сентября 2017 г.

Filled Under: , ,

3 ВДОХНОВЛЯЮЩИХ СПОСОБА ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Есть разные уровни и типы тревожности, в том числе клинические расстройства. Но всех нас объединяет то, что временами мы чувствуем сильное отчаяние. Мы ощущаем себя буквально в тупике, и жизнь даже может казаться бессмысленной. 

Но что, если тревожность не всегда является негативной? Что, если мы могли бы начать смотреть на неё по-другому? Я хочу поделиться с вами тремя архетипами, которые я использую для когнитивного переосмысления тревожности. 


Сначала я хотела бы вкратце рассказать о своей тревожности. Я начала испытывать тревожность ещё в раннем детстве. Мои родители развелись, когда мне было три года. И на мне плохо сказывалось попеременное проживание то у одного родителя, то у другого: только я привыкала к одному месту с его правилами, приходило время уезжать. 

Примерно в то же время у меня появилась астма. В детстве я много болела и каждый год лежала в больнице с астмой. Я также иногда притворялась больной, чтобы оставаться дома, потому что возвращение в школу казалось слишком подавляющим. Однако попуски школы лишь создавали дополнительную тревожность, когда я пыталась наверстать пропущенный материал. 

Ситуацию усложняло ещё и то, что я росла с очень заботливой, но временами крайне непостоянной мамой. Многие из моих страхов тревог появились в юности, когда мама месяцами, а иногда и годами, лежала в постели с какой-то непонятной болезнью, которую никто из врачей не мог определить. Я считаю, что роль миротворца и угодника, которую я часто играла в своей семье, причастна к появлению у меня очень чувствительной и сопереживающей натуры. Тревожность продолжала часто меня посещать в продолжение всей моей юности и во взрослом состоянии, когда я стала рассматривать своё место в обществе во время лечения прошлых травм. 

Сегодня я всё ещё испытываю чувство неуверенности в себе и переживаю отчуждённость, думаю о смерти, своей цели в жизни, а также о том, что я не вписываюсь в современное общество. В понимании истинной природы тревожности мне помогла не борьба, а работа с тревожностью. Работая с тревожностью, мы начинаем видеть в тревожности свет, а не мрачного монстра. А вот три архетипа тревожности, о которых я упоминала выше. 

Тревожность как мотиватор 

Несколько лет назад я была на семинаре по экзистенциальной психотерапии в Мехико. Один из главных принципов экзистенциализма заключается в том, что тревожность является основой человеческого опыта, которая побуждает нас к росту и развитию. Поскольку мы знаем, что наше время ограничено и что мы ищем ответы на большие вопросы, которые, в принципе, не имеют ответа, мы испытываем тревожность по поводу самого бытия, а также по поводу придания смысла своей жизни. Эта тревожность призывает нас быть самими собой и жить осмысленно. 

Некоторое количество тревожности является нормальным явлением и побуждает нас задавать себе вопросы о том, кто мы такие, почему мы здесь находимся и куда мы идём. Как правило, тревожность связана с этими вопросами, которые лежат под поверхностью. Исключением могут быть специфические страхи, например, боязнь пауков. 

Есть разница между экзистенциальной тревожностью (которая призывает нас жить со смыслом) и патологическими формами тревожности (которые сильно мешают нам жить). Когда тревожность становится проблемой, она превращается в расстройство, но лечение (когнитивно-поведенческая терапия, терапевтические беседы и тому подобное) обычно является одним и тем же. 


Тревожность как учитель 

Когда я сталкиваюсь с болью, особенно когда она касается тревожности, горя и семейного конфликта, я стараюсь не забывать задавать себе вопрос «Чему здесь можно научиться?». Ставя себе этот вопрос, я из жертвы превращаюсь во вдохновлённую ученицу. 

Поскольку мы представляем себе тревожность как психическую проблему, мы забываем, что тревожность живёт не только в мозге. Она наполняет ощущениями и эмоциями наши тела. В нас происходит что-то, что требует нашего присутствия. И тревожность может помогать нам осознавать, что требует большего внимания и любви. 

Будучи эмпатом, я склонна впитывать эмоции других. И бывают моменты, когда мне плохо, если кто-то другой испытывает боль. Моё тело напрягается, и мне не хватает воздуха, когда это случается. 

Тревожность как освободитель 

Общество патологизирует отчаяние и учит нас считать тревожность болезнью. Но поскольку тревожность является естественной частью человеческой натуры, её появление неизбежно. 

Иногда в моей жизни появляется тревожность, и мне хватает времени на осознание её происхождения. Я замечаю, что за этой тревожностью часто стоит очень глубокое сочувствие, очень сильный страх, очень сильное желание быть лучшим человеком и так далее. Тогда я могу видеть в тревожности очень глубокую способность переживать спектр человеческих эмоций и позволять им существовать. 

Тревожности можно избегать, живя на поверхности, как об этом говорит экзистенциальный психотерапевт Эмми ван Дорцен, или глубоко принимать её как неотъемлемую часть нашего бытия. Если мы решим её избегать, мы всё равно, рано или поздно, столкнёмся с ней лицом к лицу в своей жизни. 

Когда мы сможем начать рассматривать тревожность в таком свете, мы начнем видеть её такой, какой она есть. Мы увидим, что радость и боль могут существовать вместе. Мы сможем научиться жить с её неудобствами, а не избегать её. И с помощью этого мы можем начать ощущать чувство свободы. 

Перевёл Сергей Мальцев по статье Melissa Renzi

0 коммент.:

Отправить комментарий