пятница, 29 сентября 2017 г.

Filled Under: ,

ИССЛЕДОВАНИЕ: УВЕРЕННОСТЬ В СВОЕЙ ПРАВОТЕ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ СЛАБЫМИ

Автор Bloomberg Джастин Фокс рассказывает про интегративное мышление, позволяющее сохранять открытость к различным мнениям.

Преподаватель Школы управления Ротмана при Университете Торонто Дженнифер Рил во время обучения и консультирования часто использует практику, называемую «интегративное мышление». Идея состоит в том, чтобы приблизиться к трудным решениям или справиться с будто бы неразрешимыми конфликтами, тщательно изучив различные ментальные модели и поняв, возможно ли создать из имеющегося материала что-то более достойное.




Четыре года назад Рил пригласили применить эти методы в программе лидерства для практикующих врачей в Школе Ротмана. Она предложила участникам поговорить о спорах, касающихся вакцинации детей.

Последовала пауза, а затем громкий голос в дальней части комнаты произнес: «Извините, но какие могут быть споры о вакцинации?» Окружающие закивали, и по аудитории пронесся согласный шепот.

Но затем один из участников храбро возразил: «Разве нет? Мы ведем себя так, будто нет споров, и с медицинской точки зрения, это правда. Но почему же все меньше людей прививают своих детей? Может быть, нам нужно признать, что споры на самом деле есть. А мы их игнорируем».

Это фрагмент из новой книги Creating Great Choices, которую написали Рил и Роджер Мартин, бывший декан Школы Ротмана. Конечно, Рил и класс, полный экспертов в области здравоохранения, придумали отличное решение по вакцинации — но важно, что они согласились: если лучше понять логику противников вакцинации, то можно найти более убедительные методы, которые помогут справиться с анти-прививочными настроениями.

Дискуссия по поводу вакцинации похожа на многие другие сегодняшние конфликты в США. Поэтому, когда Рил и Мартин недавно приехали в офис Bloomberg, я попросил этих двух канадцев придумать мне интегративно-мыслительное решение по поводу политической поляризации страны. Да, оптимальное решение нам не удалось сформировать, но это было поучительно.

Мартин начал с описания «поляризации» как ошибочного толкования: «Это рост уверенности, а не поляризация. Обе стороны более уверены, что их модели реальны». 


Таким образом, взгляды политиков не обязательно еще больше расходятся, чем три или четыре десятилетия назад («Вы не можете сказать, что противостояние Клинтон-Трамп более поляризовано, чем противостояние Мондейл-Рейган», — сказал он); они просто более твердо стоят на своем. Я не считаю, что это так: есть явные свидетельства растущей партийной поляризации при голосовании в Конгрессе. Однако и Мартин прав по поводу уверенности.

«Когда вы действительно уверены в своей правоте, естественно думать, что, если вы будете достаточно упорно спорить, вы выиграете», — говорит Рил. В избирательных кампаниях иногда это бывает эффективно: возьмите сильную позицию и объедините вокруг нее сторонников. Но когда дело доходит до политики и решения проблем, это обычно непродуктивно, потому что мешает улучшать вашу модель и убеждать тех, кто ее не разделяет. «Единственный способ, при помощи которого у меня есть шанс достичь лучшего решения в области здравоохранения, налогов или ношения оружия, — это по-настоящему понять позицию другого человека», — продолжает она.

Это не то же самое, что ужасающая неопределенность, при которой вы придаете равное значение противоположным позициям и идете на компромисс. Как и в случае с вакцинацией, некоторые ментальные модели намного лучше других. Но даже самые лучшие из них никогда не дают точного отображения беспорядочной человеческой реальности. Они всегда что-то упускают, а иногда место, где находится это что-то, — это ментальные модели людей, диаметрально вам противоположных. «Это золотая шахта, где вы можете найти пару самородков, чтобы добавить к вашим, — говорит Мартин. — Если вы не занимаетесь добычей этих ископаемых, вы отказываетесь от чего-то потенциально ценного».




Мартин рассказал, что первоначально он сформулировал этот подход к решению проблем, консультируя юридическую фирму и школу в Торонто, которые были близки к потере, казалось бы, незаменимых лидеров. Он побеседовал с обоими, обсудив с каждым пять самых жестких решений, которые они когда-либо принимали, и обнаружил, что описываемые ими процессы «пугающе похожи». Затем он провел несколько лет, беседуя с другими успешными лидерами, в основном из делового мира, и построил модель интегративного мышления, описанную в его предыдущей книге «Мышлении в стиле «И». Новая книга — продукт последующих лет обучения этой модели в Школе Ротмана.

Бизнесмены и их последователи, как правило, практические люди, а противоположные ментальные модели, которые они пытаются интегрировать (в основном бизнес-модели), обычно не сильно идеологизированы. То, что работает в таких условиях, не всегда будет работать в политике. Тем не менее, эти методы дают то, что мне кажется важным политическим знанием: если вы действительно поймете мировоззрение тех, кто выступает против вас («вы должны влюбиться в противоположное мнение», говорит Рил), вы не станете слабее. Наоборот, это может сделать вас намного сильнее.


0 коммент.:

Отправить комментарий