воскресенье, 15 октября 2017 г.

Filled Under: ,

ОТПУСКАЙТЕ СВОИ ПРОШЛЫЕ ИДЕНТИЧНОСТИ, КОГДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ РАЗВИВАТЬСЯ И ДВИГАТЬСЯ ДАЛЬШЕ

«Жизнь – танцовщица, а вы – танец». ~ Экхарт Толле 

В тот день, когда я решила отказаться от карьеры актрисы, я почувствовала себя изгнанной из собственного тела. 

Мне было двадцать девять лет; я мечтала стать актрисой с тех самых пор, когда я впервые увидела, как снимают фильмы (это были съёмки «Кошек»). Мне тогда было около восьми лет. 

Следующие двадцать с лишним лет я потратила на то, чтобы воплотить свою мечту в реальность – уроки вокала, танцев, летние театральные интенсивы, постоянные репетиции допоздна в колледже и, наконец, обучение в консерватории. 


Даже моя мать, которая изначально была против этой идеи, пришла в восторг, когда увидела, как я выступаю на сцене. 

«Ты всегда знала, – сказала она с улыбкой, – ты всегда знала, что это твоё». 

Деятельность актрисы приблизила меня к божественному. И хотя мне потребовалось некоторое время, чтобы понять это, в данный момент я говорю, не пытаясь оправдаться. 

То, что я чувствовала, пребывая на сцене, было не чем иным, как связь с божественным «Я», которому я могла доверять, с моим глубоким самовыражением, высоко-вибрационной силой. Возможно, именно поэтому я так страстно была увлечена этим, именно поэтому мне казалось, что я нуждалась в этом. 

Моё актёрское «Я» было маской, костюмом, который я носила в течение многих лет. Я верила, что нуждаюсь в нём, поскольку оно давало мне признание, восхищение и силу. Талант и успехи, которых я достигала, были доказательством моей значимости: я заслуживала жить и быть любимой. Идея отказаться от них вселила в меня смертельный страх. 

В тот день, когда я бросила карьеру актрисы, я играла одну из самых болезненных ролей – наркоманку Джанель, которая боролась за освобождение от зависимости и любовь. В конце спектакля я поняла, что пришло время отпустить. Я знала, что пришло время двигаться дальше. Я прекрасно осознавала это, однако всё равно в конце дня рыдала на своей кровати в позе эмбриона. 

В тот день, когда я уехала из Нью-Йорка, мне показалось, будто меня изгнали из собственного тела. 

Слёзы струились по моим щекам, когда я проезжала через Бруклин по пути в Вирджинию. Моё сердце ныло. 

Нью-Йорк был городом, где я обрела себя, повзрослела и стала профессионалом. 

Именно здесь я познакомилась с людьми, которые поверили в меня и моё призвание. Они называли меня «белой ведьмой». Именно здесь я стала бизнесвумен, разработала собственные программы, начала писать, отточила самовыражение и превратила его в средство влияния. Именно здесь я почувствовала себя самостоятельным человеком, способным делать всё, что угодно, и воплощать свои мечты в реальность. 


Теперь я осознаю, что коучинг, так же как и актёрская деятельность, приблизил меня к божественному. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять это, однако я говорю это, не пытаясь оправдаться. 

По моим венам текла жгучая энергия. Мой фокус сузился, и мне показалось, что я стала другим человеком, а время словно застыло. Я не «думала». Нужная информация поступала легко и непринуждённо. Я полагалась на свой разум, и самое забавное заключалось в том, что это была та же энергия, которую я ощущала, пребывая на сцене. 

Возможно, именно поэтому я так пристрастилась к своей профессиональной деятельности в Нью-Йорке. Часть меня продолжала верить в то, что я нуждаюсь в ней, чтобы чувствовать себя ближе к тому божественному источнику, быть могущественной, достойной любви и просто жить. 

После того как я приехала в другой город без своих людей, без восхищения, без ролей, которые мне доводилось играть, без способности насквозь видеть чужие души, я некоторое время чувствовала себя потерянной. Я сомневалась в собственной значимости. 

В тот день, когда я стала матерью, мне показалось, будто меня изгнали из собственного тела… буквально. 

На эмоциональном уровне я отпускала все свои детские «Я» и прощалась с необузданной свободой. На физическом уровне схватки и боль лишили меня способности бороться и, как ни странно, оставили совершенно открытой текущему моменту. 

В тот день, когда я взяла на руки своего сына, я ощутила невероятную связь с божественным. В последующие месяцы и годы, несмотря на проблемы, истощение и постоянные перевороты в своей жизни, я продолжала ощущать связь с чем-то большим. Я росла и росла, но когда развитие, как мне казалось, прекращалось, я продолжала путь. 

И хотя мне не так много лет, я уже ощущаю, что пристрастилась к роли матери. 

Часть меня по-прежнему верит, что мне нужно это, чтобы ощущать ту трансцендентную связь, глубокую близость и женскую силу. Я чувствую, как сильно я привязалась к своим детям. Но однажды появится необходимость отпустить и позволить своим детям самостоятельно принимать решения. И тогда я снова почувствую, что меня словно изгнали из собственного тела. 

Также я знаю, что когда-нибудь мне придётся отказаться от идентичности дочери и жены, отказаться от прежней себя. 

И, возможно, это и есть танец, во время которого мы отпускаем наши идентичности, роли, маски и костюмы. Они превращаются во вторую кожу. И даже когда они становятся болезненными и потрёпанными, нам всё равно кажется, что мы нуждаемся в них, чтобы чувствовать себя в безопасности. Нам кажется, что они нужны нам, чтобы мы могли испытывать любовь. И когда вы прорываемся сквозь них, нам кажется, будто нас изгоняют из собственного тела. 

Однако жизнь никогда не прекращает движение и никогда не прекращает требовать нашего внутреннего роста. Со временем мы перерастаем каждый этап и каждую свою роль. Мы становимся больше и шире. 

Жизнь никогда не обещала нам, что мы всегда будем находиться в безопасности. 


Она будет продолжать давать нам возможности стать теми, кем мы есть на самом деле, понять себя на глубинном уровне, испытать весь спектр человеческих эмоций. 

Одни из этих возможностей освободят нас от ложных «Я» и поверхностных привязанностей. Другие будут вдохновлять нас на великие свершения. Но все они служат единой цели – помочь нам познать любовь и самих себя и обрести мудрость. 

Жизнь дарит нам маски и костюмы, и когда мы вырастаем из них, она просит нас снять их, чтобы мы могли приблизиться к божественному, ощутить ещё большую любовь и связь, стать самими собой. 

Когда мы привязываемся к костюму идентичности, который мы носим в данный момент, мы словно цементируем свою глубочайшую сущность. Мы упускаем из виду цель и отказываемся от своей эволюции. В результате мы чувствуем себя ограниченными, застрявшими на месте и прикованными. 

Идентичность – это временное средство познания себя, наша душа не особо заботится о них и часто призывает нас менять путь или делать что-то новое и удивительное для себя и пугающее для нашей идентичности. 

Под костюмами прячется наше истинное «Я», которое постоянно развивается, становясь больше и мощнее (если, конечно, мы прислушиваемся к нему и питаем его). Мы никогда не теряем его. Это наша точка сознания. Это жизненная энергия, которую нельзя создать или разрушить. 

Возможно, в следующий раз, когда жизнь подарит мне возможность снять костюм, потанцевать «обнажённой» некоторое время или надеть новую одежду, я могу попытаться принять её с большей любезностью и доверием. 

Правда в том, что я люблю примерять костюмы и маски. Я люблю танцевать в них. Одни мелодии мрачные и меланхоличные, другие же полны радости. Иногда наступает тишина, и тогда я просто лежу на полу. 

Я осознаю, что каждый костюм рано или поздно станет мне маленьким, и я останусь с «оголённым» «Я», источником всего – глубокой женской силы, любви, связи, присутствия, потока, доверия и принадлежности. 

По статье Beth Clayton

0 коммент.:

Отправить комментарий