воскресенье, 22 октября 2017 г.

Filled Under: , ,

СИНДРОМ САМОЗВАНЦА: ПОЧЕМУ САМОКРИТИКА И ПЕРФЕКЦИОНИЗМ МЕШАЮТ НАМ СТАТЬ ГЕНИЯМИ

Исследования в области нейрофизиологии показали, что внезапное вдохновение — на самом деле предсказуемая часть сложного мыслительного процесса, утверждают Оливия Фокс Кабейн и Джуда Поллак в книге «Сеть и бабочка. Как поймать гениальную идею. Практическое пособие», которую выпустило издательство «Альпина Паблишер». T&P публикуют главу о том, что такое «социальное торможение», почему мы так боимся, что о нас подумают другие, и как справляться с перфекционизмом.

Как страх влияет на разум

Вспомните момент, когда вы чувствовали себя парализованным в середине экзамена или, того хуже, на сцене. Вы замирали, как олень, попавший в свет фар, неподвижный, с бьющимся сердцем и потеющими ладонями. Вы пытались вспомнить, что должны делать, но ваш разум молчал. Ваши высшие когнитивные функции просто отказались работать.


Сильный стресс заставляет мозг объявлять режим повышенной опасности. В результате он отключает функции, кажущиеся ему в данный момент излишними. К несчастью, это означает, что организм блокирует когнитивные способности в тот самый момент, когда они больше всего нам нужны. Сложно помнить об этом, когда на вас накатывает приступ тревоги, но знайте, что это совершенно нормальная реакция, направленная на сохранение вашего благополучия.

Филипп Голдин, директор стэнфордской лаборатории клинической аффективной нейрофизиологии, говорит: «Реакция на угрозу может отключать внимание, заставляя нас использовать примитивные мыслительные алгоритмы и привычные автоматические решения». Дэвид Рок, основатель Института нейролидерства, объясняет: «Реакция на угрозу нарушает аналитическое мышление, творческий процесс и способность решать задачи».

Виды страха, о которых мы говорим, проявляются как социальное торможение в форме синдрома самозванца и внутреннего критика, а также в форме перфекционизма и его близкого родственника максимализма.

Социальное торможение — это, по сути, боязнь того, «что подумают другие». Этот страх оказаться в глупом положении или стать объектом чьих-то суждений — оборотная сторона нашего социального сознания. Социальное торможение полезно, это часть того, что делает нас цивилизованными людьми, но у него есть свои отрицательные стороны. Озарения могут происходить только при снижении активности лобных долей, а именно там гнездится торможение.

Проблема заключается в том, что факторы торможения способны подавлять мысли и идеи, которые могли бы привести к большому прорыву. В некоторых случаях сниженное социальное торможение, вызванное дегенерацией префронтальной области коры головного мозга, порождает в человеке фонтан креативности — в живописи и других видах искусства. Люди, никогда не чувствовавшие в себе творческих способностей, вдруг становятся плодовитыми творцами.

Социальное торможение, вероятно, является самым серьезным блокатором на пути к достижению или воплощению прорывов. Значит ли это, что следует добровольно повредить себе лобные доли? Конечно же, нет. Возможно, вы слышали о Финеасе Гейдже, у которого в 1848 году в результате несчастного случая на железной дороге оказались повреждены лобные доли. После этого он стал «подвержен приступам ярости, потерял уважение ко всем и постоянно предавался ужасному сквернословию и богохульству, что раньше не входило в его привычки». Он был «мерзок, груб, неприятен и вульгарен до такой степени, что его общество стало невыносимым». Лобные доли необходимы нам, чтобы жить в обществе.

Но определенно верно, что поиск возможностей «усыпить» этот участок мозга является старым приемом людей творческих профессий. Поговорка «Пиши пьяным, редактируй трезвым» идеально отражает этот момент и олицетворяет весь процесс революционного мышления.* 

ИС — исполнительная сеть, группа участков в лобно-теменной части головного мозга ближе к черепу, которая помогает сосредотачиваться на задаче и достигать конкретной цели. Именно этот режим, ориентированный на цели и сроки, помогает нам составлять списки, следовать графику и вписываться в бюджет. СПРРМ — сеть пассивного режима работы мозга, наша творческая сеть. Это источник наших творческих способностей, изобретений и гениальных идей.

«Пиши пьяным»: алкоголь тормозит работу лобных долей, части мозга, отвечающей за социальное торможение, радара слежения за реальностью. Вы усыпляете свою ИС и отпускаете СПРРМ* в свободный полет, чтобы создать всплеск революционного мышления.

«Редактируй трезвым»: затем вы вновь призываете ИС к действию, чтобы она оценивала, проверяла и расставляла приоритеты. Это фаза конвергентного критического мышления.

Социальное торможение возникает в префронтальной области коры головного мозга и проявляется в нашем разуме как синдром самозванца и внутренний критик.


Синдром самозванца

Синдромом самозванца страдают успешные и компетентные люди, если считают, что не знают всего, что должны, и находятся в постоянном страхе из-за того, что их посчитают обманщиками. Большинство из нас время от времени испытывают такую глубокую убежденность в том, что мы не так уж хороши.

С тех пор, как синдром самозванца был впервые выявлен учеными и описан, исследования показывают, что более 70% населения иногда подвержены ему.

Синдром самозванца также является помехой для революционного мышления. Если вы считаете, что на самом деле не знаете, что делаете, и силы вашего разума уходят на страх перед тем, что окружающие это заметят, то как вы сможете поверить, что добьетесь того, чего никто до вас не делал? Можете себе представить Томаса Эдисона, думающего про себя «Я не изобретатель», или Стива Джобса, которого мучают мысли типа «Кто я такой, чтобы заниматься созданием компьютеров?».

Тем не менее, как бы странно это ни звучало, синдром самозванца наиболее распространен среди успешных людей. Когда мы начинаем говорить о нем в Гарварде, Йеле, Стэнфорде и МТИ, в помещении становится так тихо, что можно услышать, как падает булавка. Когда студенты узнают о том, что у этого чувства есть научное название и что оно знакомо не им одним, мы видим, как они облегченно вздыхают. […]

Синдром самозванца может быть превосходным мотивирующим инструментом, заставляя нас работать усерднее остальных. Но какой ценой? Во-первых, часть мозга будет постоянно занята им — спорить с ним, пытаться избавиться от него, прятаться от него. Во-вторых, если мозг, руководствуясь некими своими произвольными критериями, решает, что у вас в жизни было «недостаточно» успеха, он активирует симпатическую нервную систему и деактивирует ваши творческие способности. И в-третьих, что самое печальное, синдром самозванца не даст вам пойти на риск, который необходим для создания революционных инноваций.

Сегодня у нас наконец есть эффективные инструменты, дающие возможность справиться с синдромом самозванца. Но даже простое знание о широкой распространенности подобных ощущений поможет нам нейтрализовать их воздействие и ослабить их власть. […]

Основа синдрома самозванца — ваше впечатление, что вы некомпетентны для данной работы, данной деятельности, данной должности; в нашем случае — что вы неспособны достичь прорыва.

Этот образ, это впечатление о самом себе формально называется самовосприятием. Попросту говоря, самовосприятие — это то, что мы думаем о себе, о своей личности, способностях и так далее.

Когда у человека складывается образ самого себя, то возникает сильная склонность поддерживать этот образ под влиянием наших впечатлений, памяти и в целом под влиянием того, что мы готовы принять как правду о себе. Иными словами, самовосприятие становится самоконсервацией.

Наиболее эффективный путь борьбы с синдромом самозванца (и даже полного избавления от него) — изменение самовосприятия.

Прежде чем пойти дальше, мы предлагаем вам два простых метода, которые вы можете попробовать применить с целью изменить игровое поле таким образом, что синдром самозванца станет просто неактуален.

Метод No 1. Смените ярлык

Попробуйте иначе назвать роль, на которую вы претендуете, и посмотрите, нет ли термина, более соответствующего вашему нынешнему самовосприятию. Например, Оливия не считает себя творческим человеком. Сообразительным — да. Изобретательным — да. С этими определениями она чувствует себя комфортно. Но ей не очень приятно называть себя творческой личностью, потому что это не соответствует ее самовосприятию. Для нее слово «творческий» относится к людям, которые тонко чувствуют творческий замысел, — к художникам, представителям других видов искусства (например, музыка и театр). Творческие способности для нее — нечто нематериальное, ускользающее, нечто, что ей не удается четко определить самой для себя. Но на фоне самовосприятия себя как «сообразительного и изобретательного» человека она сохраняет ту же самую креативность.

Метод No 2. Переверните сценарий

Спросите у себя, какие элементы своего опыта (или его отсутствия), личности или прошлого использует ваш синдром самозванца, чтобы заставить вас чувствовать себя мошенником. Рассмотрите их по очереди и переверните с ног на голову.

«Я слишком молод для этой работы» превращается в «Моя молодость — это огромное преимущество, так как…». Возможно, вы лучше разбираетесь в новых технологиях? Лучше ориентируетесь в клиентской базе? В большей степени готовы к риску, к чему-то новому?

Утверждение «Я никогда раньше не работал в этой сфере. Я здесь не специалист» заменяется утверждением: «То, что я в этом не специалист, — это большое преимущество, потому что у них уже есть куча специалистов и больше им не нужно. Зато я могу внести свой вклад — новый взгляд и иной опыт — и использовать для решения имеющихся проблем все, чему я научился вне этой сферы деятельности». И так далее…

«В Microsoft, — рассказывает Кевин Сауэр, — синдром самозванца живет собственной жизнью. Один из наших знаменитых технологов ведет блог о том, каково быть обманщиком, занимающим чужое место, и все постоянно имеют это в виду. Быть обманщиком стало едва ли не круче, чем не быть им».

Чтобы изменить мешающее вам самовосприятие, полезны три лимитирующих фактора вашего мозга. Ваш мозг плохо воспринимает следующее:

Масштаб. Справиться с несколькими мелкими задачами может быть так же сложно, как с одной крупной. Наш мозг от природы плохо приспособлен расставлять приоритеты, и в данном случае вы можете обратить это себе на пользу. Это наука маленьких побед. Директор по исследованиям Гарвардской школы бизнеса профессор Тереза Амабайл, которой мы обязаны многими открытиями в сфере индивидуальной и командной креативности и продуктивности, организационных инноваций и психологии повседневной жизни на работе, обнаружила, что даже маленькие победы могут очень сильно влиять на внутреннее состояние человека. «Многие прогрессивные события, о которых говорили участники нашего исследования, представляли собой лишь небольшие шаги вперед. Однако они часто вызывали несоразмерно позитивные реакции».

Время. Яркое событие, случившееся 30 лет назад, можно переживать, «как будто это было вчера». Значение здесь имеют именно яркость и легкость вспоминания, а не то, насколько давно это произошло.

Различие между воображаемым и действительным, как мы уже упоминали. […]

Наука маленьких побед

Помните, что, согласно научным данным, маленькие победы имеют большую силу? Как описывает это Чарльз Дахигг, «влияние, непропорциональное самим достижениям». Маленькие победы служат топливом для значительных перемен, убеждая людей в том, что возможны и большие достижения. Для вас это значит, что нужно начинать с маленьких шагов, настолько маленьких, чтобы совершать их было совсем не трудно. Это поможет вам создать импульс успеха.

Дахигг добавляет: «Как написал в 1984 году один корнеллский профессор, «маленькие победы — это устойчивое накопление маленьких преимуществ. При достижении одной маленькой победы запускаются силы, двигающие вас к новой маленькой победе». Маленькие победы способствуют возникновению серьезных перемен, при этом небольшие достижения образуют схему, которая убеждает людей, что более крупные достижения также вполне реальны». […]

По-видимому, наш мозг не слишком хорошо различает большие и малые успехи. Так что ваши достижения необязательно должны быть масштабными, как, например, уборка целого дома. Даже если вы просто протрете раковину в ванной, […] это поможет вам создать импульс успеха, если — и это главное! — вы будете чувствовать, что чего-то достигли. […]


Вот как маленькие победы могут помочь в создании нового самовосприятия. Если вы потеряли связь со своим внутренним творческим гением, начните с любого маленького творческого акта, например придумайте прозвища вашим комнатным растениям или предметам вокруг: допустим, ксерокс Филипп. Затем начинайте придумывать истории о них. Филипп из Миннесоты, любит футбол («Синие, вперед!») и так далее. Накопление большого количества маленьких побед может со временем привести к большой победе и новому самовосприятию. […]

Внутренний критик

Внутренний критик — это тот самый противный голосок у вас в голове, который говорит вам, что то и это вы сделали неправильно, или что ваша жизнь — сплошная неудача, или любые другие из бесконечных вариаций на эту тему, которые он только может придумать. Он особенно опасен, так как наилучшим образом приспособлен для того, чтобы запускать симпатическую нервную систему и таким образом препятствовать нашим попыткам что-либо делать.

Хороший способ узнать, действует ли внутри вас такой критик, — обратить внимание на то, насколько часто в вашей голове звучит слово «должен». «Я должен был уйти раньше» или, возможно, «Я должен был заниматься каждый день». Внутренний критик заставляет вас, как говорится, «быть кругом себе должным».

Так как внутренние атаки воспринимаются нашим мозгом во многом так же, как реальные, физические нападения, они могут порождать автоматическую физическую реакцию — реакцию на угрозу «бей или беги».

Профессиональные баскетболисты и футболисты часто насмехаются над соперниками, чтобы заставить их засомневаться в их способностях. Майкл Джордан был этим знаменит. К несчастью, многие из нас насмехаются сами над собой. Мы критикуем себя, ставим под сомнение наши способности и запускаем реакцию на угрозу. А это может негативно повлиять на нашу способность действовать.

Как говорит доктор Филипп Голдин, «когда люди не выходят на работу по болезни, отсутствие у них продуктивности очевидно. Но более коварная помеха продуктивности возникает, когда людей в течение рабочего дня пожирают негативные мысли. Внутренняя самокритика может серьезно ограничивать инновации и творчество». Люди могут физически присутствовать на рабочем месте, но при этом они буквально застревают в дуэли со своим внутренним критиком, теряя способность двигаться вперед. А так как подобное ментальное отсутствие внешне незаметно, с ним никто ничего не делает.

Самокритика — одно из наиболее часто встречающихся препятствий для успешной работы в любой сфере. Мы считаем самокритику и сомнения в своих силах молчаливыми убийцами бизнеса. От этого страдает много топ-менеджеров, но мало кто отваживается об этом говорить.

На протяжении многих лет мы слышали от самых разных людей — от младших помощников до руководителей высшего звена — признания, что они проводят большую часть рабочего дня в битве с негативом, армией внутренних критиков, настойчиво указывающих на разочарования, предрекающих неудачи, бьющих в барабаны отчаяния. В некоторых случаях они (и мы) бывают крайне удивлены тем, что нам вообще удается чего-либо достичь. Один топ-менеджер сказал, что 80% своего рабочего времени он тратит на борьбу с внутренним критиком. […]

«Страх оказаться в глупом положении или стать объектом чьих-то суждений — оборотная сторона нашего социального сознания»

Люди знают, что сомнения в себе и самокритика им не помогают, однако ничего не могут с этим поделать. Порочный круг можно разорвать с помощью осознания смысла этих реакций («Мое тело реагирует, потому что старается защитить меня») или сочувствия к себе («Конечно, я так реагирую, — это же пугает»).

Таким образом внутренний критик препятствует прорывам. Представьте себе, что вы думаете, как по-новому проводить совещания.

Ваш мозг со встроенными в него негативными предубеждениями начинает воображать возможные неудачи. Вы тут же представляете себе реакцию окружающих на ваш провал. У вас растет чувство стыда и страха. Вам хочется замолчать, убежать, спрятаться и уж точно не проводить этот эксперимент в реальной жизни.

Но что происходит на самом деле? То, что вы испытываете, — это ваш внутренний дискомфорт, порожденный вердиктом внутреннего критика о мнении окружающих. Но есть и положительный момент — все только что описанное происходит исключительно у вас в голове. И мы можем изменить этот внутренний опыт.

Чтобы освободить свой потенциал совершать прорывы, необходимо знать, как обуздать внутреннего критика. К несчастью, наше первое рефлекторное действие при его активизации — пытаться спорить с ним. И вот тут-то метод вроде когнитивной поведенческой терапии, в соответствии с которой следует отстраняться от своих мыслей, что позволяет обрести объективную точку зрения, может нас подвести.

Пытаясь подавить мысли, можно сделать все только хуже. Но можно научиться танцевать со своей тенью; научиться обуздывать своего внутреннего критика. Практикуя описанные здесь методики, можно уйти от своего внутреннего негатива и, возможно, достичь высот, где голос вашего внутреннего критика будет вызывать у вас лишь усмешку. Обещаем.

Что такое ваши «все»?

Доктор Марта Бек говорит, что установила очень тесные отношения со своим внутренним критиком благодаря трем гарвардским ученым степеням (в том числе степени доктора социологии), и поясняет, что «у каждого из нас «все» состоят из небольшого числа важных для него или нее лиц. Наша общественная природа заставляет нас стремиться соответствовать какой-то крупной группе, но в голове сложно удерживать вкусы и мнения более чем пяти-шести человек. Однако находчивый индивид создает своего рода упрощенный метод: выбирает мнение нескольких людей, прочно закрепляет их в своем сознании и экстраполирует этот образ дальше, пока он не покрывает всю известную вселенную. Не очень точную выборку лиц, которых мы определяем как «все», психологи называют «обобщенный другой».

Инструмент, который Бек рекомендует использовать, чтобы избавиться от этих ограничивающих «всех» в вашем разуме, самый эффективный из тех, что мы знаем. Вот как он работает: найдите все утверждения о креативности, инновациях и прорывах, которые вы хотели бы применить к себе и которые могут объективно быть правдой.

Например:

У меня очень способный мозг. Мы гарантируем вам, что это правда. Ваш мозг каждую секунду обрабатывает миллионы бит информации, а вы об этом даже не задумываетесь.

Я от природы творческая личность. Посмотрите вокруг на списки и картинки, которые вы развесили по стенам. Вспомните приключения, которые вы придумали для окружающих вас предметов.

И так далее. […]
Создайте новых «всех»

Из-за нашего врожденного уважения к авторитету эти обнадеживающие вас позитивные «все» имеют наибольшую значимость, если состоят из лиц, которыми вы восхищаетесь. Вы можете выбрать людей, которые после череды неудач добились большого успеха, как Линкольн, или тех, кто наслаждается успехом, несмотря на то, что в двух случаях из трех им не везет, как Бейбу Руту. Можно, к примеру, повесить на стену фотографию Бейба Рута с подписью:

Мазал 6 раз из 10. Величайший игрок всех времен.

Глупо? Возможно. Эффективно? Абсолютно.

Знаменитые спортсмены вообще прекрасный источник примеров несовершенства: у Майкла Джордана 50% свободных бросков были неудачными, а у Пеле и Марадоны, двоих из величайших футболистов всех времен, в играх Кубка мира только 5% ударов попадали в цель. Да-да, 95% ударов, которые они наносили по воротам, не заканчивались голами.


Если вы предпочитаете примеры не из спорта, Том Хэнкс сам говорил о своей сотне с лишним фильмов, что «семь или восемь были удачными, еще дюжина — более-менее достойными, а остальные — просто кошмар». А это один из самых известных голливудских актеров!

Если хотите уважаемых в бизнесе людей, вот, к примеру, что говорит о неудачах как двигателе успеха легендарный изобретатель Джеймс Дайсон: «Прежде чем у меня получился пылесос, я создал 5127 прототипов. 5126 из них были неудачными. Но на каждой неудаче я чему-то учился. И наконец нашел решение». Дайсон отдал 15 лет жизни созданию 5126 неудачных моделей, прежде чем создал ту, которая заработала как надо. Результат — компания с мультимиллиардным капиталом и личное состояние, оцениваемое в $1,6 миллиарда. […]

Перфекционист

Перфекционизм может проявляться в виде подспудного чувства, что вы никогда не делаете достаточно, что вы во всем отстаете или что не достигаете тех успехов, что «должны». Перфекционист заставляет вас фокусироваться на том, что вы не сделали, на всем, что у вас не получается, а не на том, что вам хорошо удается.

Вы думаете обо всех книгах, которые «должны» прочесть, об упражнениях, которые «должны» делать, и так далее. Это бесконечная череда «должен, должен, должен»… Как и внутренний критик, перфекционист заставляет вас «быть кругом должным». Однако, в отличие от внутреннего критика, перфекционист обращает внимание в первую очередь на те цели и виды деятельности, которые, по его мнению, вам не удаются, а не на вашу ценность как личности. Он фокусируется на том, что вы делаете, а не на том, кто вы есть.

Перфекционизм может быть связан с социальным торможением, а может не иметь к нему отношения. Некоторые люди стремятся к совершенству не из-за того, что могут сказать окружающие, а из-за себя самих. Некоторые художники — перфекционисты исключительно ради искусства.

В перфекционизме присутствуют элементы контроля и гордыни: никто никогда не сможет прочитать все книги. Никто никогда не может знать всего. И даже если бы кто-то знал все, все равно невозможно знать, что все это значит и как все связано между собой. Нравится вам это или нет, наши возможности ограничены. В своей книге «Дары несовершенства» исследователь стыда Брене Браун объясняет, что перфекционизм вызывает привыкание, потому что когда нас охватывает стыд или мы сталкиваемся с осуждением окружающих, что время от времени неизбежно происходит по разным причинам, то мы считаем, что в этом виноваты мы сами и наше несовершенство. И вместо того, чтобы усомниться в ложной логике перфекционизма, мы начинаем стараться еще больше. По сути, чувство стыда и вины поддерживает в нас желание быть совершенными.

Перфекционистское мышление предполагает, что существует некая идеальная цель, которой нужно достичь. Перфекционизм марширует в направлении намеченной цели с единственной приемлемой оценкой результата. На этом марше нет времени для отдыха, которое необходимо пассивной сети нашего мозга, и места для ментальной открытости, которая позволила бы увидеть нечто новое на периферии и благодаря этому совершить прорыв.

Революционное мышление признает, что мы находимся в пути, вовлечены в процесс. Результатом может стать творческий акт или столкновение с неожиданным препятствием. Необходимо постоянно напоминать себе, что этот путь — не прямая линия, что он очень часто приводит не туда, куда вы стремились изначально, и что это не означает неудачу.

«Максимализм легко может выйти из-под контроля, и вы вдруг обнаружите, что битый час подбираете слова, полируя электронное письмо или пост в соцсети, или выбираете в магазине стиральный порошок»

Вот несколько инструментов, которые помогут вам обуздать своего внутреннего перфекциониста. Скорее всего, если использовать любой из них отдельно, то с ним не справиться, но они позволят вам вздохнуть свободнее, а все вместе окажутся весьма действенными.

— Помните — ценно то, что редко. Филателисты любят «бракованные» марки. Большая часть самых дорогих марок в мире — с дефектами. Шведский «Желтый трехскиллинговик» 1855 года (который должен был быть синевато-зеленым) недавно был продан за $2,3 миллиона. Марка острова Маврикий «Post O ce» 1847 года («post o ce» было напечатано на марке вместо принятого «post paid») ушла за $3,8 миллиона. Именно дефекты сделали эти марки уникальными и поэтому особенно ценными — несколько миллионов долларов! Когда перфекционизм начинает поднимать свою уродливую голову, попробуйте напоминать себе, что любые ваши действия, любые «ошибки» абсолютно и всегда уникальны. Такой же последовательности событий больше не произойдет никогда. Благодаря этому вы сможете по-иному взглянуть на несовершенства, так как ваш мозг автоматически считает, что все редкое ценно и относиться к нему нужно бережно и с гордостью.

— Повесьте на стену фотографии людей, которыми вы восхищаетесь, и подпишите к ним цитаты, поощряющие несовершенство, которые можете придумать сами. Да, когда вы первый раз это напишете и прочтете, то мысль может показаться вам нелепой, но в течение примерно недели вы к этому привыкнете и начнете считать естественным. Пусть уважаемый вами человек советует вам «достигать только 70% совершенства. Не больше».


— Если вы знаете, от кого получили мандат на совершенство, напишите себе письмо от его имени, в котором изложите отрицательные стороны перфекционизма. В письме, помимо прочего, должны содержаться его извинения за то, что он убеждал вас быть совершенным, и слова о том, что с этого момента следует быть несовершенным. Приложите к письму фото, окруженное соответствующими придуманными цитатами. […]

Максимализм

Максимализм тесно связан с перфекционизмом; он порождает в вас желание, стремление и даже непреодолимое влечение к «наилучшему» решению. Речь в данном случае идет не столько об идеальном решении в абсолютном, платоновском смысле, сколько о наилучшем возможном решении в относительном смысле по сравнению с другими. Максимализм — это стремление выжать из ситуации все, что только можно.

В каком-то смысле перфекционист более идеалистичен, потому что сравнивает все с внутренним стандартом совершенства, а максимализм — с внешним стандартом: «Может ли кто-то сделать лучший выбор, чем я? Существует ли лучший выбор? Может ли со временем появиться еще более замечательный выбор?»

Максимализм редко связан с социальным торможением, чаще — с нашим внутренним стремлением использовать ситуацию наилучшим образом. В этом смысле он скорее сродни жадности.

Максимализм не настолько деструктивен для личности, как внутренний критик или синдром самозванца, но все равно способен чинить значительные препятствия способности к прорыву. Да, сосредоточенность на максимуме возможного действительно может помочь принимать решения чуть получше. И в определенной мере это неплохой инструмент успеха. Но максимализм легко может выйти из-под контроля, и вы вдруг обнаружите, что битый час подбираете слова, полируя электронное письмо или пост в соцсети, или выбираете в магазине стиральный порошок.

Более того, ведущий специалист в этой области Барри Шварц за годы исследований пришел к выводу, что максимализм ведет еще и к тому, что вы: испытываете меньше удовлетворения при принятии решений; получаете меньше радости от этих решений и их следствий; становитесь менее счастливым в жизни в целом.

Как обуздать склонность к максимализму? У Шварца есть ряд предложений: например, заранее определить границы максимизации, которые вы готовы себе позволить, — ограничить объем исследований, которые вы проводите для выбора продукта, или время, которое уходит на вычисление оптимального маршрута, и так далее.

К несчастью, установление ограничений не слишком хорошо работает у людей с сильной склонностью к максимализму. Установление границ представляется им чем-то неправильным с точки зрения морали, почти святотатством. Если это напоминает вас, то можно вместо ограничений попробовать делегировать или заместить склонность к максимизации.

Например, вы можете заключить с собой соглашение, что если вы найдете в сети обзор продукта, который вы хотите купить, то последуете его рекомендациям. Организации, предоставляющие такие обзоры, специализируются на сравнении и оценке, необходимых для того, чтобы сделать наилучший возможный выбор (что и составляет сущность максимализма). Тесты, которым они подвергают товары, обширны, подробны и надежны, и желание почитать другие отзывы (особенно рядовых потребителей) в данном случае просто иррационально. Договоритесь с собой, что вы примете объем исследований и сравнений, проводимых специальными сайтами, как достаточный.

Одна из наших клиенток решила ориентироваться в отношении товаров для здоровья и любой новой информации об этом на выбор нескольких подруг, которых считает «помешанными на здоровье». То есть она решила делегировать свой выбор, так как «они готовы часами разбираться в научных статьях и перекрестных ссылках на исследования и отслеживают всю новейшую информацию так увлеченно и тщательно, что мне никогда с ними не сравниться. Поэтому меня вполне устраивает обращаться к ним за советом и рекомендациями и следовать им!»


0 коммент.:

Отправить комментарий