среда, 8 ноября 2017 г.

Filled Under: ,

БЕЗОШИБОЧНЫЙ ПРИЗНАК ТОКСИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ


Человек звонит – а вам совершенно не хочется брать трубку, хотя нужно взять! Необходимо ответить – это звонок по работе или от близкого родственника. И нет объективных причин чтобы не отвечать, но так не хочется это делать! Не говоря уже о том, чтобы звонить и писать самому.

Или так не хочется идти на мероприятие, где будет присутствовать определенный человек; и хочется солгать, сказаться больным, чрезвычайно занятым, только бы пропустить встречу – хотя в обычное время она могла бы порадовать вас или быть полезной…


А после общения с таким человеком почему-то испытываешь негативные эмоции: тревогу, обескураженность, чувство вины, ощущение своей никчемности или невыплаченного долга. Ощущение такое, словно прогулялся по минному полю, хотя человек ведь ничего дурного не делает: не оскорбляет, не унижает, не угрожает… По крайней мере, явно не унижает и не угрожает, но чувство такое, словно он держит нож за спиной и в любой момент может им воспользоваться.

Стыдно признаться себе в этих негативных мыслях и чувствах; ведь это нормальный, обычный человек, иногда – связанный с нами родственными узами или приятельскими отношениями. Но от него тошнит, если честно признаться; как в романе Сартра, в его присутствии или даже после мысли о нем жизнь начинает наполняться какой-то темной липкой субстанцией, вызывать отвращение; яркий и светлый мир становится нарисованным сепией, как метко выразился один философ.

Все приобретает грязноватый оттенок, наши достижения становятся ничтожными, мечты – нелепыми, а энергия куда-то уходит после короткого разговора.

И хочется лечь лицом к стене и не шевелиться. И плакать – хотя плакать вроде не из-за чего. И бороться с мучительной тревогой, хотя и для нее нет объективных причин.

Это – следствие токсического общения.

Бывают токсические газы: зарин, иприт. Или ядовитые химикалии, разъедающие все вокруг – примерно так действует на нас токсическое общение.

Чингиз Айтматов сказал, что желудок от испорченной пищи может стошнить. Это реакция здорового организма – извергнуть яд. А мозг не может извергнуть ядовитые испарения, слова, мысли, чувства, информацию – он все вынужден поглощать и перерабатывать. И тошнота есть, конечно, а спасительного извержения нет. Только у маленьких детей после токсического общения может случиться «психический выброс» - истерика. Взрослый человек сдержан, воспитан, приучен контролировать свои реакции; но ощущение «моральной тошноты» - безошибочный признак токсического общения.

Токсические отношения могут возникать с токсичными людьми – в просторечии утвердился термин «энергетический вампир». На вид это вполне нормальные люди, довольно успешно функционирующие в социуме; вот только для жизнедеятельности они используют чужую энергию.

Сэм Ванкин использует слово «нарцисс»; впрочем, дело не в определении, а в свойствах такого человека. Он отлично умеет вступать в отношения, вызывать доверие и даже сочувствие; это присуще практически всем кровососущим – для начала они впрыскивают обезболивающую жидкость или вовсе слегка парализуют жертву ядовитыми испарениями – легкий наркоз, гипноз… Это необходимо, чтобы преодолеть сопротивление.

И «фасад» токсического человека вполне приятен и красив, даже слишком, как пряничный домик. В его жизни были яркие и драматические события, трагедии даже, утраты и несчастья, которые он с честью пережил. Были и преследователи, враги, которые до сих пор причиняют ему много зла и следят за его успехами. Он многого достиг – в прошлом. И пользовался уважением, заслуженными почестями.

Все признают заслуги такого человека; но судьба жестока! И в жизни героя или героини продолжаются драмы, в которых вы должны принять искреннее участие – без всяких просьб, просто пораженные ударами судьбы, которые так и сыплются на вашего знакомого. И само понятно, что в любой час дня и ночи вы должны оказать помощь: выслушать, поддержать, поделиться ресурсами, психическими или материальными…

Например, героиня поругалась с коварным и жестоким мужем. Или сломала ноготь. Или на нее косо посмотрела коллега на работе – все это повод немедленно втянуть вас в решение глобальной проблемы. Драматизация самых обыденных и ничтожных происшествий гипнотизирует собеседника, хотя с ним лично происходят куда более серьезные события, а в помощи и внимании он нуждается не меньше, а иногда и больше, чем токсическая личность.


Громадное «эго» злокачественного нарцисса потребляет чужие время и энергию, как черная дыра. И вы убеждаетесь, что этому персонажу совершенно нет дела до ваших проблем; он говорит только о себе.

Попытки прервать общение токсичный человек воспринимает как оскорбление; он немедленно начинает требовать ответа – почему вы не ответили на звонок? Почему не написали сообщение или написали не сразу? Разве вы не понимаете, что дружба налагает обязательства? Извольте объясниться! Слово «нет» в его самом простом и обыденном значении токсический нарцисс не понимает и не хочет понимать. А если вы до этого простодушно завели с ним «дружбу» или личные отношения – токсическая личность начнет наказывать вас и преследовать, привлекая на свою сторону посторонних людей, заручившись поддержкой социума.

И советы «отойти в сторону» иногда звучат издевательски – вы бы и рады отойти в сторону, но шаг влево, шаг вправо – это попытка к бегству, после которой токсический персонаж имеет право стрелять на поражение. И, как выясняется, в прошлом он многих «застрелил»: испортил деловую и личную репутацию, довел до невроза и депрессии, годами следил и преследовал – токсические люди необычайно мстительны, и вы теперь – беглый раб, которого ловят для того, чтобы подвергнуть жесткому наказанию.

И люди послабее идут на поводу у токсического рабовладельца, полагая, что лучше уступить. Преодолевая тошноту, поговорить, выслушать, поддержать, пообещать, повосторгаться достижениями… - и все.

Психологическое рабство может длиться всю жизнь, искажая жизнь и психику жертвы.Рвать надо сразу, хотя это не так просто – клещ впивается изо всех сил. Единственный способ – лишить его кислорода, тогда хватка ослабнет.

Для начала надо избавиться от чувства вины, которое успешно прививает вам токсический человек. Чувство вины ничего общего не имеет с совестью:
совесть регулирует человеческие отношения в соответствии с нормами морали;
чувство вины связано с конкретным человеком, чьи интересы вы якобы ущемили.

Недаром «виной» раньше назывался размер денежного штрафа, скажем, за убийство – убил, признал «вину», заплатил «вину» - две серебряных гривны. Цены вины были вполне приемлемыми, могли и сдачу отсчитать или разрешить еще что-нибудь подешевле сотворить…

Поэтому нарциссу так важно заставить вас принять вину и платить, платить, платить.

Ничего с ним без вас не случится, прекрасно он или она без вас обойдутся – токсические люди с детства с легкостью находят новых жертв, как комары или пиявки. И наивно думать, что бедный комар или паук умрет с голоду, если вы не дадите ему напиться крови; эти существа отлично функционируют и находят пищу. В мире так много добрых и доверчивых людей!

А вот о себе стоит побеспокоиться; нарцисс беспощаден к тем, кто его бросает, умаляя этим его грандиозное «я». Но чем раньше вы прекратите общение, тем лучше.

По опыту могу сказать, что самые простые и искренние слова могут оказаться самыми действенными; надо стать ребенком. Ребенок целостен, защищен этой целостностью; его еще может «тошнить» эмоционально; и ребенок искренне может сказать: «Мне плохо. Меня тошнит почему-то и голова болит. С вами что-то не так. Я не могу объяснить, но мне нехорошо после общения с вами, не знаю, что со мной»…

Действительно, возразить нечего; токсический человек может всем манипулировать и всего добиваться угрозами, шантажом, давлением на жалость – но что скажешь после простых и искренних слов – «я после того, как с вами поговорю, очень плохо себя чувствую!».

Конечно, будут слова вроде «а обо мне вы подумали? Мне-то каково остаться один на один со своими проблемами!», - но больше сказать упырю нечего.


Позиция ребенка в данном случае непоколебима, если избежать дискуссии и обсуждения, в которых вас в два счета убедят, что вам совсем не плохо! Наоборот, хорошо! А если плохо – полежите пять минут, и все пройдет!

Тут есть одна тонкость – нарцисс страшно боится за себя. На вас ему совершенно наплевать, естественно. Но вот не связано ли ухудшение вашего самочувствия с угрозой для самого токсичного человека? Вдруг с ним что-то плохое, угрожающее происходит? А вы – этакий маркер, градусник или тонометр, который указывает на неблагополучие? Страх за себя может заставить токсического нарцисса оставить вас в покое и поискать новую жертву, полную свежей энергии.

Этот метод «детской непосредственности» для отпугивания токсического нарцисса работает, конечно, только в том случае, если речь идет о постороннем человеке. И то – только на ранней стадии, пока вы не увязли в патологических и разрушительных отношениях. Токсичный человек очень быстро разрушает психологические защиты и границы личности, претендует на роль «единственного друга», «возлюбленного», «верного товарища», хотя вы совершенно не готовы были ему этот титул предложить – он его узурпировал без вашего согласия, «продавливая» вас потихоньку-помаленьку.

И отлично написал один психолог, хотя и странно, на первый взгляд – сегодня вы кефир согласитесь выпить на ночь по требованию нарцисса, а через месяц возьмете кредит в десять тысяч долларов для него.

Все начинается с первой уступки, с первого согласия, с первого разговора о проблемах нарцисса в неудобное для вас время… Это террорист, в ходе общения с которым может развиться «Стокгольмский синдром» - жертвы привыкали к агрессорам и даже начинали защищать их,такой вот парадокс. И требовалась длительная работа психолога, чтобы «отрезвить» бывшего заложника и снова начать отличать добро от зла, защищать свои личные границы от посягательств.

Сравнение с террористом вполне приемлемо; недаром один из советов для избежания рабства – не смотреть нарциссу в глаза, отводить взгляд. Точно такой же совет военные дают тем, кто стал заложником террористов – привлекать как можно меньше внимания и не смотреть в глаза агрессорам.

Но в целом, способы избавиться от токсического общения есть, если речь идет о посторонних людях.

Гораздо опаснее, конечно, токсичные люди, с которыми волею судьбы мы оказались в родственных отношениях. Это могут быть родители, братья, сестры, другие родственники, но им присущи те же нарциссические особенности: полное эмоциональное презрение к нуждам и эмоциям ребенка. Хотя это презрение и безразличие может сочетаться с повышенной заботой и вниманием – они, в свою очередь, тоже агрессивны и токсичны.

Токсичные нарциссы лишены эмпатии, способности воспринимать чувства другого человека на уровне души – хотя с интеллектом у них все в порядке. Другие люди – это куклы. И отношение токсичных родителей к ребенку – это отношение ребенка к кукле.

Был такой эксперимент, очень простой – ребенка сажали напротив куклы и предлагали описать, что он видит. Дитя бесхитростно описывало интерьер комнаты. «А что видит кукла?», - спрашивал экспериментатор; ребенок правдиво снова описывал то, что видит он сам. Ему невдомек было, что кукла видит все совершенно иначе…

Нарцисс так и остается в этом смысле ребенком, утратив детскую искренность и бесхитростность, но сохранив эгоцентризм. И такие родители могут буквально причинить зло своим детям, возможно, нисколько этого не желая.

Здесь мы должны определиться в дефинициях. Есть «токсичные люди», о которых мы говорили прежде. А есть люди обычные, нормальные, способные на правильные, хорошие отношения; но именно по отношению к вам они умышленно ведут себя токсично – крадут, так сказать, энергию. Которую потом вполне добродушно отнесут тем, кто им по-настоящему дорог.

Так палачи, умыв окровавленные руки, несли домой вещи казненных; дарили их женам, детям, к которым были искренне привязаны – таков был обычай.

И такой человек умышленно нас «грабит» и «казнит», питая свое драгоценное «эго», чтобы еще успешнее функционировать в качестве отца, мужа, работника…

Истинно токсичный человек распространяет яд, как пушкинский анчар, бессознательно, - он таким родился. И трудно обвинять глиста или клеща в том, что составляет их сущность. Но трудно и не посочувствовать тем, кто находится рядом с «анчаром», особенно – если это дети, у которых нет ни осознания ситуации, ни возможности выбраться из его ядовитой тени…


Токсины общения проявляются в «обволакивающей агрессии», которую на первый взгляд трудно распознать.
Что агрессивного в том, что мама приезжает в вашу квартиру в ваше отсутствие и прибирается? Стирает белье, моет посуду, передвигает мебель?
Что плохого в том, что родители делают ремонт в комнате подростка, не посоветовавшись с ним – они же на свои деньги ремонт делают! И в дневник заглянули попутно – разве там что-то запрещенное написано?
Или муж читает переписку жены в чате – разве ей есть что скрывать? Мы же близкие и любящие люди, о каких личных границах ты толкуешь? Тебе все кажется агрессией, надо же! Пора к психиатру обратиться!

Вот это предложение – обратиться к психиатру – дальнейшее проявление агрессии, так называемый «газлайтинг».

В страшном фильме Хичкока жена говорила, что газовые лампы вечером как-то тускло горят, как-то неправильно. А муж отвечал, что ей это кажется; иллюзия и галлюцинация, обман зрения! Несчастная женщина чуть не дошла до психоза, а муж в это время тайно шарился на чердаке – искал спрятанные драгоценности. И включал там газовые лампы, из-за чего напор газа в светильниках уменьшался и свет меркнул…

«Газлайтинг» - один из признаков токсического общения, когда вам намекают, что вы не вполне адекватны. И причина вашего раздражения или подозрений не в поступках близкого человека, а в вашей ненормальной реакции, неверном восприятии.

Токсическое общение проявляется в обесценивании, когда каждый ваш успех – да разве это успех? В желании говорить так называемую «правду в глаза» - защитив себя маской правдолюбца, безнаказанно произносить самые дикие оскорбления, произнеся вводную фразу: «Ты только не обижайся!» - эта фраза безошибочно указывает на токсические отношения.

Способов агрессивного и токсического влияния масса, все их перечислить можно лишь в глобальном исследовании, но главный смысл – токсические отношения и токсичные люди разрушают ваши личные границы. Сразу или постепенно, грубо или мягко, открыто или тайно – но это основной признак токсических отношений.

Личные границы определяют безопасность и самостоятельность нашей личности, ее свободу и полноценное функционирование в мире. Очень похоже на границы государства – они есть, их необходимо охранять, а нарушить их могут тайно или открыто и агрессивно. Но в любом случае это угрожает безопасности страны, это агрессия и угроза.

Личные границы определяются невидимыми рецепторами; личность инстинктивно решает, какая дистанция допустима при общении, что нарушает границы, что причиняет боль и тревогу. И ощущение дискомфорта при общении, сартровской «тошноты» от человека, чувство тревоги, как при пересечении минного поля – точный признак, что границы «продавливают» и нарушают. Сознательно или бессознательно – это отдельный вопрос, но необходимо поступать как с болью – понять ее причину, отстраниться, если это внешний источник, и пройти обследование, если источник – внутренний.

Проблема токсических отношений может стоить человеку жизни и здоровья, физического и психического. Да и истинно токсичные люди попросту опасны; их психика находится в пограничном состоянии и в любой момент их эмоциональные реакции могут выйти из-под контроля.

Против ядовитых газов есть антидоты, противоядия, но в каждом конкретном случае – конкретное противоядие. А от чужих токсичных людей надо попросту бежать и отказывать им в общении, не поддаваясь на душераздирающие рассказы и «сериалы», в которых мы совершенно не хотим получить роль – уж больно они однообразные и низкопробные. Да и главный герой – токсичный нарцисс – не вызывает ни одобрения, ни сочувствия…


Автор: Анна Кирьянова

Источник


0 коммент.:

Отправить комментарий