Уберечь ребенка… от жизни ~ Трансерфинг реальности

вторник, 24 июля 2018 г.

Filled Under: ,

Уберечь ребенка… от жизни



Каждому родителю важно, чтобы ребенок нашел свое место в жизни. Был адаптирован к миру вокруг. Чтобы он смог пережить удары судьбы и принять ее вызовы. Чтобы когда он отлетает от гнезда на приличное расставляет, он смог опереться на собственные крылья.

«Я хочу, чтобы у тебя было детство лучше чем у меня. Чтобы у тебя было все, чего я была лишена»

« Я хочу, чтобы у моего ребенка было все самое лучшее»


По сути, это звучит так – я хочу, чтобы мой ребенок не переживал всего того, что пришлось пережить мне – советского детского сада, вставаний засветло. Чтобы он был защищен в школе. Чтобы не пережевал стыда убогой одежды во времена тотального дефицита и безденежья. Чтобы у него была та одежда, которая нравится ему самому. Чтобы он не стыдился своего внешнего вида. Чтобы мог привести друзей домой, не стыдился квартиры, в которой живет.

Каждому родителю важно, чтобы ребенок нашел свое место в жизни

«Мою маму никто не берег. Она родилась сразу после войны. Не до бережности тогда к детям было. Хорошо, что живы, хорошо, что есть еда и крыша над головой. Ее отпускали в семь лет за тридевять земель через поле и лес пешком, чтобы кому-то что-то принести. Никому в голову не приходило переживать за нее.

Бабушка из крестьянской семьи, где было одиннадцать детей, во время раскулачивания ее пятилетним ребенком гнали по пыльной дороге, привязав за руку к телеге. Да и до этого ее детская жизнь не была похожа на сказку – тяжелый крестьянский труд, стирка в реке в ледяной воде, уход за младшими детьми.

Ни кто ее не берег ни до, ни после – не от труда физического, не от голода, не от войны, не от убийств, смертей, лишений. 

Может поэтому моей маме так хотелось уберечь меня? В девяностые годы не очень-то получалось. Дефицит, все по талонам, отсутствие денег на еду, работа на трех работах, огород только и выручал. Не очень-то получилось маме меня поберечь, но она старалась, я помню. А я? Я также хочу уберечь своих детей от мусора, грязи, от лишений, от неоправданных усилий, чтобы жить; от всей «правды жизни» я хочу их уберечь»

А эта правда жизни лезет со всех щелей. С экранов компьютеров и телефонов – развращает, заманивает, учит по хлеще, чем «улица». Из социальных сетей лезут адепты суицидальных групп, педофилы всех мастей и еще бог знает кто. Школа, улица, детские и подростковым группы. Ребенок не защищен родителями везде, как бы этого не хотелось – ни от разврата, ни от грубости, ни от преступлений против детей.

Единственное, что по сути может защитить ребенка - это четкие правила, что можно и что нельзя делать, и выработка собственно чутья – с кем можно общаться, а от кого стоит держаться подальше, как вести себя в критических ситуациях. Чтобы ребенок знал, понимал спинным мозгом, что туда лезть нельзя.

Это понимание может сформироваться, если есть доверие между ребенком и родителями, если ребенок может рассказать. А родители могут выслушать и по взрослому объяснить, что происходит и что именно ему ребенку угрожает в какой-то сложной ситуации. Особенно это касается подростков.

В настоящее время в сравнении с прошлыми веками отношение к детям сильно изменилось. Наше общество называют «детоцентрированным», да и вообще - «Никогда ценность человеческой жизни не была так велика» (Екатерина Шульман, политолог). Особенно детской жизни. Ничего мы сейчас не ценим так высоко, как детскую жизнь. 

Я часто встречаю у взрослых потребность создать сказку для своих детей.Пример сказки хорошо показан в культовом фильме «Жизнь прекрасна». Отец-еврей, попавший со своим сыном в концлагерь, ценой невероятного мужества и какой-то колоссальной веры создает своему сыну сказку, превращая его пребывание в концлагере в игру. И даже умирает «шуточно» с улыбкой на лице.


Он защищал тонкую психику ребенка от нечеловеческих условий и ужаса концлагеря. Не один ребенок на земле не должен через такое проходить.

Только у меня есть ощущение, что иногда в своем воображении и субъективном восприятии мы ставим окружающий мир по уровню ужаса на одну ступень с концлагерем. И тогда естественная реакция – оградить, защитить, взять удар на себя. Создать для своего ребенка защитный кокон.

Мы хотим создать нечто похожее на материнскую утробу, где сытно, уютно и тепло. но, чтобы родиться, ребенок должен выйти из материнской утробы. 

В обычной жизни есть смерть, страх, ужас, боль, опасность, предательство, разочарование.

Умение с этим соприкасаться, переживать, позволит выработать ребенку адекватную реакцию и защитит его от бед.

Переживание потери 

Ребенку важно научиться переживать потерю – оплакать игрушку, которая сломалась или потеряна; 100 рублей, которые ему дали на мороженное, но они выплати из кармана; разбитый планшет, по которому он в сердцах стукнул кулаком, в мгновение, когда не заладилась игра. Все. Теперь его нет. Он сломан и не починить.

Есть ситуации, где ты виноват, а есть где просто так произошло, но факт остается фактом – того, что было так тебе дорого, уже нет. Важно не обесценивать потерю, особенное, если это мелочь и «все можно купить», а дать возможность ребенку эту потерю прожить.

Переживание утраты

Смерть домашнего питомца, смерть кого-то из семьи, смерть, того, кто был дорог ребенку. Важно позволить ребенку или подростку встретиться с этим фактом и поддержать его в переживании горя.

Я встречала массу случаев, когда ребенку не говорили о смерти питомца. Были в моей практики прецеденты, когда ребенку не говорили о смерти родителей несколько месяцев, боясь его горя.

Ребенок «знает» и чувствует, что происходит что-то не то, но не может понять, что. Важно, чтобы о смерти близкого было сказано в доступных для ребенка понятиях. Для малыша: « Он (она) уехал на волшебном поезде в далекую страну, куда есть билет только в один конец». А подросток уже в состоянии осилить мысль, что существует смерть. Что близкий уходит безвозвратно. И это правда, что все мы когда-нибудь умрем. 

Право на правду. «Тайна для ребенка»

Бывает, что для «блага ребенка» ему врут годами о том, что родители не развелись. Или не говорят о том, что он приемный. Во многих странах нет тайны усыновления. И закон этот принят из интересов ребенка. Ему важно знать. Знать о своих корнях, о своем прошлом. Чтобы не было ощущения «подмены». Все приемные дети когда-нибудь об этом узнают. Шила в мешке не удержишь.

Я знаю взрослых людей, которые всю жизнь чувствовали, что что-то не так, но только ближе к сорока решились выяснить. Это поганийшее чувство, что ты мог найти своих настоящих родителей еще в молодости – встретиться с отцом, увидеть свою мать, – но тебе не дали сделать этого. А сейчас можно только прийти к ним на могилу. Можно искать ниточки своих корней, узнать, что оказывается у тебя есть родные братья и сестры… Любому человеку важно знать, откуда он родом. Чтобы восстановить свою историю.

«Вранье о шоколадном детстве»

Я знаю родителей, которые изо всех сил оберегают ребенка от знания о реальном финансовом положении семьи. Часто этим страдают матери, самостоятельно воспитывающие детей. Им кажется, что они просто обязаны компенсировать своему ребенку отсутствие отца, обязаны тянуть лямку за двоих, «чтобы он ни в чем не нуждался», «чтобы было все не хуже, чем у других», «все самое лучшее». Дорогие айфоны в кредит, спортивные велосипеды, лучшие кружки, бредовая одежда.

В итоге мама повторяет историю матери в блокадном Ленинграде, делающей надрезы на руках, чтобы своей кровью прокормить детей. Мать кормит практически собой, разрушаясь, истощаясь, давая гораздо больше, чем она может дать. 

Дети способны вынести правду о реальном положении дел, о том, что действительно нет денег, что мы не можем позволить себе такие вещи. Дети в любом возрасте в состоянии это понять. 


«Взрослая правда жизни»

Девочкам – подросткам точно нужно знать, что именно произойдет, если они сядут к кому-то в машину, если они придут в квартиру к незнакомым парням. Что именно произойдет. Взрослая женщина это знает, а вот юная девушка нет. Особенно если ей лет 10-12. Как себя нужно вести, если кто-то в переписке в социальной сети требует твои обнаженные фото. Если тебя начинают шантажировать, требовать встречи, хотят узнать твой адрес. Если настоятельно кто-то требует, чтобы ты что-то выпила или съела, что нужно делать. Об этом всем дочери должна рассказать мать, как бы не были ужасны эти рассказы.

Здоровый биологический страх является отличным предохранителем от проблем. У юной девушки должно вырабатываться чутье на ситуации, где «пахнет жаренным». 

Ей очень часто придется принимать решение. Самой. 

Ребенок как и любой детеныш млекопитающих должен научиться различать «ядовитую траву», «врагов, тех, кто мое тебя съесть», он должен научиться отличать плохих людей от хороших. Не связываться с первыми и дружить со вторыми. Он должен различать, к кому можно приближаться, а от кого стоит держаться по дальше. 

Страх является биологическим тормозам – маркером для психики «туда ни ходи!». Бесстрашие нужно только на войне, когда ты ценой своей жизни защищаешь интересы свой страны. В обычной же жизни важно «чуять жопой», «держать ушки на макушке» и «нос по ветру». Но этого не произойдет, если ребенок будет или слишком запуган или в полном неведении о мире вокруг – что по сути одно и тоже.

Каждому родителю важно, чтобы ребенок нашел свое место в жизни. Был адаптирован к миру вокруг. Чтобы он смог пережить удары судьбы и принять ее вызовы.

Чтобы когда он отлетает от гнезда на приличное расставляет, он смог опереться на собственные крылья.

Ирина Дыбова


0 коммент.:

Отправить комментарий