47. ГОРОД ХРАМОВ И СТАТУЙ ~ Трансерфинг реальности

понедельник, 12 ноября 2018 г.

Filled Under: , ,

47. ГОРОД ХРАМОВ И СТАТУЙ




Жрица Итфат привычным движением слегка наклонилась, опустив голову, а затем вскинула руки до уровня плеч, согнув их в локтях, и распрямилась с возгласом:

– У-У-У-У-ЛЯ!

Пространство торговой галереи в тот же момент помутнело и закружилось с нарастающей скоростью в вихре вокруг фигурок дивы и жрицы. Затем скорость вращения замедлилась, вихрь развернулся в обратном направлении и раскрылся в статичное пространство, в котором буквально из воздуха постепенно начали материализовываться объекты из черного и белого камня.

Так же постепенно, но неотвратимо нарисовалась полная картина местности. То был мертвый город, погруженный в полумрак и состоящий в основном из храмов и статуй. Земная поверхность представляла собой огромную шахматную доску, где на черных квадратах располагались белые статуи, а на белых черные. Величина статуй достигала два-три человеческих роста. Поодаль и по сторонам были разбросаны триумфальные арки и небольшие храмы в серых тонах, а посреди широкой площади возвышался главный храм с колоннами из белого камня.


Больше интересного - на нашем Telegram-канале


Во всей этой черно-белой картине цветом выделялись только дива и жрица. Их фигурки смотрелись как миниатюрные статуэтки в окружении гигантских монументов. Подруги принялись ходить туда и сюда, разглядывая изваяния.

– Фати, разве это твой город? – спросила Матильда. – Что-то похожее в нем есть, но куда подевались красивые аллеи, дома, деревья, цветы?

– Тили, это не материальная действительность, – ответила Итфат. – Мы все еще находимся в метареальности. Видишь, людей нигде нет. Попасть в настоящую реальность почему-то не удалось.

– И что же мы теперь будем делать?

– Не знаю. Пока осмотримся.

– Фати, я сейчас расплачусь! Неужели мы никогда не вернемся в реальность?!

– Ну-ну, Тили-Тили! – жрица взяла диву за плечи и слегка встряхнула. – Ты хоть и ляля, но должна держать себя в руках. Вспомни о своем внимании. Представь, что мы всего лишь гуляем в кино, ладно?

– Ладно, – пролепетала Матильда, едва сдерживая слезы. – Я просто уже устала от всех этих кошмаров.

– Давай для начала найдем мою статую, – предложила Итфат. – Интересно ведь.

– Давай.

Они взялись за руки и отправились на поиски Тафти.

– Скажи, а чьи все эти скульптуры? – спросила Матильда.

– Ну, это всякие видные деятели прошлого, а также забытые боги, – ответила Итфат.
– Почему забытые?

– Потому что люди склонны выдумывать себе всяких богов, чтобы найти в них точку опоры. И так выдумывают все новых и новых, а старые при этом уходят в забвение.

– Действительно, глупость какая.

– Люди не глупые, они просто не знают, как устроена реальность, и что они сами в этой реальности могут быть подобны богам. А вот, смотри, там что-то похожее на меня.


Они подошли к постаменту, на котором и в самом деле возвышалась точная копия Итфат из черного гранита, только в два раза выше ее самой, а внизу была высечена надпись: «ТАФТИ. ВЕРХОВНАЯ ЖРИЦА». Подруги обошли статую кругом, любуясь и одновременно пребывая в трепетном благоговении. Хотя Итфат, пожалуй, отнеслась к увиденному спокойней, чем следовало бы ожидать.




– Неплохая работа, – сказала она.

– Фати! Неужели тебе не жутко смотреть на свое изваяние? – удивилась Матильда.

– Ах-ха-ха! – развеселилась в своей манере жрица. – Ну это же не надгробие! А хоть бы и надгробие, что с того. Я ведь жива!

– Хорошо, что у вас еще не принято указывать даты рождения и смерти.

– Да, это приятно. Будто смерти и нет, а есть вечная память. Но ты знаешь, смерти действительно как таковой не существует…

Не успела Итфат закончить фразу, как откуда-то раздался гулкий звук гонга, и в тот же момент статуи зашевелились и сошли с постаментов. Их движения были замедленны и тяжеловесны, как у великанов, каковыми они и являлись, тем более что каменными. Одна лишь фигура Тафти осталась стоять на своем пьедестале, за который и спрятались дива со жрицей, решив понаблюдать.

Великаны тем временем, все черные и белые, принялись синхронно перемещаться меж собой, шагая прямо, и под прямыми углами налево и направо, пока не выстроились в колонну шахматным порядком. Самый крупный из них вышел перед строем и низким басом провозгласил:

– Внемлю и поклоняюсь!

– Внемлем и поклоняемся! – громовым хором повторили все остальные.

После этого они дружно повернулись, собираясь следовать в сторону главного храма. Но не тут-то было.

– Хей! – окликнула их Итфат, к удивлению и ужасу Матильды.

– Фати! Ты с ума сошла! – прошептала та, все еще сидя за пьедесталом. Но жрица уже вышла вперед и стала, скрестив руки на груди. Матильда не могла оставить подругу одну, и ей тоже пришлось выйти.

– Тили, – шепнула ей Итфат, – что бы ни происходило, не пугайся, они ничего не могут нам сделать.

– Откуда ты знаешь?! – отчаянным шепотом воззвала к ней Матильда.

– Я так решила, и точка.

Каменные статуи сначала замерли, а затем все резко повернулись к незваным гостьям. Главный великан вытянул перст и страшным голосом загремел:

– Падите ниц, смертные!

– Не престало живым перед мертвыми падать ниц, – как ни в чем не бывало ответила Итфат.

Великан, рассвирепев, протянул свою огромную ручищу и попытался схватить жрицу. Однако его рука прошла сквозь нее как сквозь пустоту. Не понимая в чем дело, каменный исполин не прекращал попыток схватить ту или другую жертву, и все гремел:

– Падите ниц!

– Да щас! – ответила ему Итфат, вслед за чем взобралась на постамент и стала, подбоченясь, подле своей статуи. Матильда между тем не двигалась с места, оцепенев от страха.

Теперь и великан, в свою очередь, оцепенел от удивления и ужаса.

– Верховная жрица Тафти! – пронеслось по рядам остальных статуй. – Живая среди бессмертных!

– Внемлю и поклоняюсь! – пробасил великан и опустился на колено, склонив голову.

– Внемлем и поклоняемся! – повторили остальные, преклонив колени.


Итфат спустилась с постамента и непринужденно оперлась о него локтем. Матильда, наконец, тоже пришла в себя и встала рядом с подругой.

– Вы не бессмертные, не мните из себя богов, – сказала им Итфат.

– Почему? – удивленно спросил великан, подняв голову.

– Вы увековеченные в камне, не более того. И склоняться предо мной вам тоже необязательно. Встаньте.

Статуи послушно поднялись.

– Тогда веди нас, о великая жрица, – провозгласил великан, – в храм Всевысший!

– Зачем? – игриво вопросила жрица.

– Чтобы поклоняться Создателю!

– Ладно, – ответствовала Итфат в той же манере, – пошли.

– Внемлем и поклоняемся! – торжественно произнесли статуи, и все как один последовали за обеими жрицами, которые зашагали в сторону главной площади, о чем-то меж собой перешептываясь.

Когда вся процессия подошла к храму, Итфат и Матильда поднялись по ступеням и стали возле колонн, а великаны выстроились полукругом внизу подле храма. Главный вышел в центр полукруга и с пафосом провозгласил:

– О верховная жрица Тафти, взываем к тебе, возочни великое священнодейство!

– Внемлем и поклоняемся! – запели хором статуи.

– Какое-такое священнодейство? – ироничным тоном спросила Итфат.

– Ритуал поклонения Создателю, торжественный и священный! – ответил великан.

– Сейчас избранница храма Илит вам очень торжественно весть сообщит, – загадочно объявила Итфат.

Статуи замерли в трепетном ожидании. А Матильда вышла вперед и, помявшись с ноги на ногу, выпалила:

– Вам нахрен не нужно никому поклоняться! Все.

И отошла в сторону.

Каменные истуканы аж вытянули губы от изумления. А Итфат подняла руки в локтях и развела их в стороны жестом, дескать, такие вот дела.

– Нам? – пронеслись удивленные возгласы среди статуй. – Нахрен не нужно? Не нужно нахрен? Что такое нахрен?

– Нахрен не нужно, это значит, на кой ляд вам это нужно? – сказала Матильда, повторив жест Итфат.

– На кой ляд? – вопросительно повторили статуи. – На кой ляд нам нахрен? Или нахрен на кой ляд? Что такое ляд?

– На кой ляд означает, что никому не нужен ваш обряд, – объяснила им Матильда.

– Мы поняли! – объявил великан. – Нам нахрен не нужно! Внемлем и поклоняемся! На кой ляд!

– На кой ляд нам и нахрен не нужно! – повторили с энтузиазмом статуи. – Внемлем и поклоняемся!

– Нет, вы не поняли! – вступилась Итфат. – С чего вы взяли, что Создателю следует поклоняться?

– Потому что Он велик и всемогущ! – ответил великан.

– А вы что, рабы? – спросила Итфат.

– Нет! – зароптали статуи. – Мы не рабы! Рабы не мы!

– Или может вы рыбы? – задала им серьезный вопрос Матильда.

– Нет, мы не рыбы! – со всей серьезностью ответили они.

– Создатель говорил вам, что вы должны ему поклоняться? – спросила их Итфат.

– Нет, не говорил, – ответили статуи.

– А вы Его хоть раз видели?

– Нет, не видели.

– Правильно. Он не хочет, ни видеть вас, ни говорить с вами.

– Почему? Почему? – искренне удивились статуи.

– Потому что вы исполнение Его заповедей лукаво подменили поклонением Ему, – ответила Итфат. – А сами самонадеянно возвели себя в ранг святых и бессмертных.

Статуи озадачились и на некоторое время замолкли.

– Но мы ставим себя ниже Его! – возразил великан. – Мы же поклоняемся Ему!


– А почему вы считаете, что Ему это нужно?

– Потому что Он велик!

– Лицедействуете! И перед собой лицедействуете, и перед Ним не стесняетесь!

– Но почему? Почему мы лицедействуем? – опять искренне удивились статуи.

– Потому что вы так же самонадеянно и лукаво за Него решили, что Ему нужно, а что нет. А потом настолько свыклись со своим обманом, что обман вам стал казаться правдой.

Среди статуй воцарилась гробовая тишина. Им нечего было возразить.

– Но что же нам делать, верховная жрица Тафти? – спросил великан.

– Внимать, но не поклоняться.

Славить, но не поклоняться.

Не поклоняться, а созидать вместе с Создателем, – ответила жрица.

– Но как мы можем созидать вместе с Ним? – с глубоким удивлением спросил великан. – Ведь мы ниже Его!

– Вы ниже? И это лукавство, – ответила Итфат. – Вы не равны Ему, но и не ниже Его. Создатель создал вас по образу и подобию Своему. Зачем Он это сделал?

– Чтобы мы поклонялись Ему?

– Еще раз повторяю: «по образу и подобию Своему». Почему именно так сказано? Разве дети поклоняются своим родителям? Они внемлют им и чтят их. Или может Создатель сам себе решил поклоняться? Нет, Он не тратит время попусту – Он создает. В отличие от вас, Он не бездельник.

– А вы не только не созидаете, – продолжила Итфат, – а еще убиваете, устраиваете войны и разрушения. Вы думаете, что, поклоняясь Ему, вы тем самым зарабатываете себе индульгенцию, чтобы затем с чистой совестью идти убивать и разрушать. Но это лицемерие и ложь. Поэтому Он и не является к вам.

– Что же нам делать, о великая жрица? И как же нам делать? – спросили статуи.

– Великая ли я, и что и как вам делать, сейчас покажу вам. Смотрите на меня и на мое изваяние.

Итфат, на глазах у изумленных истуканов, выполнила свое магическое действие со своим возгласом «у-у-у-у-ЛЯ!», и в тот же момент ее статуя вместе с пьедесталом исчезла с площади.

– Теперь, великая ли я, спрашиваю вас?

– Нет, госпожа, – ответили те. – Но как ты это сделала, великая жрица?

– Так великая или нет?

– Мы не знаем, – замялись статуи.

– Велик не сам человек, а дела его. Понятно вам?

– Как это? Как это? – в недоумении загалдели статуи.

– Когда научитесь созидать, поймете.

– Научи нас, великая жрица!

– Опять заладили. К вашему счастью, в вашем мире нет необходимости прикладывать усилия и трудиться. Вам достаточно сформировать намерение и повелеть ему свершиться. Смотрите, как это делается.

Итфат привычным жестом наклонилась, а затем распрямилась, и вскинув руки, воскликнула:

– Повелеваю, свершись!

И в ту же секунду на том самом месте, где прежде стояло изваяние Тафти, забил великолепный фонтан с лазурной водой в круглом бассейне, украшенном изящной мозаикой из малахита. Каменные истуканы разразились восторженными возгласами.

– Как тебе это удалось, о великая жрица?!

– И вы на такое способны, – ответила им Итфат.

– Смотрите еще раз, – теперь уже к волшебному творению подключилась дива. Матильда поправила свой бантик, тоже вскинула руки и воскликнула:

– Повелеваю, свершись!

И в следующий момент, пребывавший до того во мраке город озарился солнечным светом, а на голубом небе всеми цветами засияла радуга.

– О великая жрица Тафти! – закричали в восторге статуи. – О великая избранница храма Илит! Свершите нам еще чудо!

– Здесь нет никаких чудес, – сказала Итфат. – И теперь вы сами. Идите и займитесь делом. Вспомните, кто из вас что-то когда-то умел.

– Прикажи нам, что мы должны сделать, о великая жрица! – спросил великан.

– Для начала уберите эти свои «великие» постаменты, а вместо них постройте себе красивые и удобные жилища. А затем украсьте и весь город.

– Внемлю и поклоняюсь! – ответил великан.

– Что?! Опять за свое?! – набросилась на него жрица. – Не гневайся, госпожа, – попросил тот. – Сейчас все исправим, и сами исправимся.

Великан повернулся в сторону постаментов, вскинул руки и прогремел:

– Повелеваю, свершись!


Однако. Ко всеобщему удивлению остальных статуй и к удовольствию дивы и жрицы, у него получилось. Постаменты исчезли, а на их месте выросли симпатичные дома, точь в точь как в настоящем мире Тафти, только размером под стать великанам.

– Честь и хвала! – закричала Итфат.

– Браво! – закричала Матильда.

– О-О-О! У-У-У! – пронеслось в толпе статуй.

– Кто следующий? – спросила Итфат. – Смелей!

Из толпы вышел смельчак, вскинул руки и воскликнул:

– Повелеваю, свершись!

Шахматная доска исчезла, а вместо нее повсюду побежали уютные дорожки и бульвары.

Потом вышел очередной доброволец.

– Повелеваю, свершись!

Дорожки, аллеи, скверы – все обросло кустарниками и деревьями.

Затем вышла статуя женского рода.

– Повелеваю, свершись!

В добавок к зелени все пространство в округе было со вкусом украшено цветами.

Так по очереди все выходили, провозглашали «Повелеваю, свершись!» и добавляли в общее убранство какие-то новые детали. В конечном итоге город превратился в то самое благодатное место, которым так восхищалась Матильда, когда они на экране следили за происходящим в мире Тафти.

– Ну а теперь, – спросила Итфат, – каков будет ваш лозунг?

– Внемлю, славлю, созидаю! – ответил главный великан.

– Внемлем, славим, созидаем! – подхватили все остальные.

После этих возгласов храм внезапно озарился ярким сиянием, исходящим из его внутреннего пространства. Сияние, переливаясь, держалось где-то с минуту, в то время как все молча, но с небывалым восторгом любовались божественным явлением.

– Вот и Создатель явился к вам с благословением! – воскликнула Итфат.

Великаны подхватили на руки обеих своих благодетельниц и с ликованием понесли по улицам города. Это был настоящий триумф Тафти-жрицы, а также и новоизбранницы храма Илит, в честь которой и был впоследствии именован этот храм. Хотя, все их самые выдающиеся деяния были еще только впереди…

А пока, первейшей для них задачей оставалась одна – выбраться из метареальности в реальность явленную. Но когда тому суждено осуществиться, было ведомо наверно только Преддверию.


0 коммент.:

Отправить комментарий