четверг, 15 декабря 2016 г.

Filled Under: ,

КУДА МЫ НЕСЕМСЯ

«Нам отпущен миг времени и частица свободы для того, чтобы распорядиться своим мгновением, искрой сознания, осветившей мир. Ощущение времени как ресурса, «шагреневой кожи», убывающей независимо от удовлетворения или неудовлетворения наших желаний — это ощущение присуще лишь взрослым людям, имеющим возможность и желание размышлять о жизни».


В.Дружинин.

Давно хотел написать статью про ощущение, на котором ловил самого себя, и о котором мне говорило множество людей. Это спешка, переживание того, что опаздываешь, не успеваешь. Что жизнь мчится куда-то вперед, а ты отстаешь. Нужно бежать, нужно успеть — непонятно, куда бежать и успевать, но тревога, стоящая за этим побуждением, никогда не имеет внятных и четких объектов и направлений. Она просто толкает: беги, беги, делай хоть что-нибудь, а не то… «Часики тикают, а не то...».


Хотел написать давно, но, всякий раз, когда садился, замирал в ступоре. В голову не шли мысли, а если что-то и удалось напечатать, то какие-то обрывочные, бессвязные мысли.

Одну из причин ступора я обнаружил ранее: желание охватить сразу всю тему нашей спешки «по жизни». А это глобальная, интересная мне тема, но она потребовала бы, наверное, целой книги, которая охватывала бы массу вопросов: устройство современного потребительского общества; историю влияния технологий, призванных «экономить время», на уменьшение этого времени; и обращение к тому, как были устроены различные общества прошлого, где жизненный ритм был более размеренным.

Мощно, глобально — и нереализуемо в данный момент. Слон, которого не могу и не хочу съесть прямо сейчас… Когда я разрешил себе его не есть, а взяться за отдельные кусочки-аспекты спешки — то ощутимо расслабился. «Сделай это сразу и быстро» - сильный побудитель к тому, чтобы спешить и ничего не успевать.

Но был и второй аспект ступора, который я обнаружил вчера. Позавчера я собирался писать этот пост, однако одновременно у меня было желание навести порядок дома после хаоса, устроенного детьми. А у меня как раз свободная половина дня, дома нет никого и действительно хочется поприбираться и выбросить мусор. Сам процесс приятен.

Желание написать пост и прибраться сходятся в борьбе — и застряли в клинче. Я пытаюсь одновременно сделать и то, и другое — и не могу ничего. Из спокойного, расслабленного состояния я мобилизуюсь, возникает страх не успеть сделать что-то из того, что хочу — от этого напрягаюсь еще сильнее и — не делаю ни того, ни другого. Потому что в таком клинче любое дело, которым я пытаюсь заняться в данный момент, ощущается как помеха, барьер на пути к тому делу, которое я вроде бы отложил. 

Сажусь писать текст — а ноги в легком напряжении подергиваются, голова пустая, а руки тянутся к мышке чтобы… включить фейсбук и отвлечься на время от борьбы поста с уборкой. Здравствуй, прокрастинация…

Расслабление пришлом в момент осознания, что я точно чего-то не успею. А именно — написать статью. Ну, ограничено мое время и мои возможности, и попытаться делать два дела одновременно приводят к тому, что не делаешь ничего, а ощущение опаздывания есть и усиливается с каждой минутой. Да, время — ресурс, но его невозможно растянуть, оно, как и все ресурсы, ограничено. А популярная идея о «мультизадачности» попросту нереальна: мы не можем эффективно делать сразу несколько дел. Постоянные переключения с одного на другое ухудшает работу и с тем, и с другим. В итоге я или что-то все равно «не успею», и буду недоволен, или успею и то, и другое, но чувствовать себя буду при этом выжатым. А еще более вероятно: не смогу ни то, ни другое… В общем, сегодня я точно статью не напишу. И, после мелькнувшей грусти, с удовольствием, медленно и спокойно, пошел убираться на кухню.

Итак, получается уже два условия, порождающие сильную тревогу в настоящем, чем бы я ни занимался:

а) «Сделай это сразу и быстро».


б) «Сделай два-три-четыре дела одновременно». И лучше, если сразу и быстро.

При помощи этих идей можно любое дело или завести в ступор, или создать у себя ощущение того, что опаздываешь.

Но что же толкает нас соглашаться на эти часто заведомо невыполнимые требования к себе? Попробую кратко озвучить свои соображения:

1. Во-первых, это давление среды. «Часики тикают», а ты еще не замужем/женат, нет детей, нет миллиона на счету, нет машины, нет того, нет сего… Давление родственников, начальства, общественного мнения. Чем более мы зависимы от этого давления (а совершенно независимых от него людей я не знаю), которое превращается в навязчивый шепот тревоги где-то в груди, тем сильнее спешка.

Нужно успеть предъявить обществу признаки своей полноценности и состоятельности, пока еще жив. А времени все меньше… «Мне уже тридцать, нужно детей заводить, а еще подходящего мужчины нет, а мне уже тридцать...». Причем давление оказывается не только в части достижения чего-то, но в части образа жизни. Например, жить «энергично, драйвово, достигаторно — хорошо, а тихо и размеренно — плохо».

Давление среды часто проявляется в страхе отстать от общего потока. Когда все бегут, очень сложно идти медленно. Проверено в московском метро :)) . Нельзя «отставать» от однокурсников/одноклассников. Нужно читать новости — а вдруг что-то важное произойдет, а я не при делах?... Да и стадное чувство никто не отменял… Если очень страшно жить своей жизнью или оказываться в какой-то момент в одиночестве или изоляции — будешь мчаться в ногу. Даже если чувствуешь, что выдыхаешься.

2. Сверхценные идеи. Особенность любой сверхценной идеи: она полностью обесценивает настоящее. Любые занятия, которыми ты занимаешься сейчас, и которые не связаны с реализацией этой сверхценной идеи, становятся помехой. Иными словами, только вслушайтесь: жизнь — помеха для цели.

Если «выйти замуж» или «родить ребенка» становится сверхценной идеей, то любой мужчина сам по себе — лишь поставщик статуса или спермы. Мужчины это хорошо ощущают, как и женщины, когда для мужчины сверхценной идеей является, например, секс, и всё. Но главной сверхценной идеей, которая точно приведет к состоянию "бежать, сломя голову", является, на мой взгляд, идея, что у нашей индивидуальной жизни должен быть какой-то результат. К 30 годам вот то-то, к 40 — вот это, а к 50 еще что-то. Чем жестче «нормативы» - тем быстрее бежишь.

3. Переоценка собственных возможностей и ресурсов. Нам очень сложно бывает признать, что ресурсы организма конечны. По себе знаю: для меня сигналом «пора остановиться или замедлить темп, который набрал» часто является болезнь. Пока не заболею, пребываю в иллюзии, что смогу долгое время набранный темп поддерживать.


Собственно говоря, идеи про «сразу, быстро и много» - отсюда и растут. Ценность бережности к самому себе — низка, потому что если становишься бережнее — начнешь отставать! А сколько денег еще не заработано, сколько интересных вещей еще не узнано, сколько карьерных высот еще не достигнуто! Всего не успеешь, от чего-то приходится отказываться — но нет, мы сможем всё!

4. Соблазны внешней среды. Современная культура построена на том, чтобы постоянно возбуждать в нас новые желания/импульсы, которые мы бросились бы удовлетворять. А стимулов — масса. Жизнерадостные посты про детей/отдых на море/новые проекты в соц.сетях. Смешные ролики. Новости как развлечение. Заманчивые передачи про путешествия по всему миру. Новая одежда, новая еда, новое-новое-новое… И еще-еще-еще… Смешение баланса удовольствия и удовлетворения (а это очень разные состояния!) в пользу удовольствия. Апофеозом и символом всего этого являются давки во время предрождественских распродаж.

5. Ощущение дефицита. Соблазны внешней среды удивительным образом сочетаются с чувством дефицита: изобилия-то много, но тебе точно чего-то не достанется, если не поспешишь. На всех не хватит. Сначала успей смести с прилавка, а потом уже думай, нужно тебе или нет. Масса манипуляций, побуждающих нас не прислушиваться к себе, а делать импульсивные, поспешные действия, основываются на создании ощущения дефицита. Мысль о том, что «этого мало, и тебе может не достаться» вытесняет вопрос «а мне оно вообще надо?»

Итак, куда же мы несемся? К чужому одобрению… К минутным удовольствиям, которые помогают отвлечься от неудовлетворенности… К сверхценным идеям, когда кажется, что вот реализуешь их — и будет смысл в жизни (которая, однако, проносится мимо…). Спешим, потому что привыкли требовать от себя сверхрезультативности, выжимая последние капли энергии из тела. Несемся, потому что ни от чего отказываться не в состоянии, все становится одинаково ценным…

Вот… Все эти названные мною аспекты спешки объединяются невозможностью для человека выделить приоритет. Обратите внимание: приоритет, а не приоритеты! У меня «приоритеты» вызывают напряжение, тревогу, а говоря «приоритет» я успокаиваюсь. Потому что первоочередная задача/цель может быть только одна — на то она и первоочередная.

Не может быть несколько «самых важных» дел. И когда мы здесь и сейчас занимаемся действительно самым важным делом, важность которого определили сами — то конфликт уходит. Потому что почвы для него нет. Позавчера самым важным делом была уборка. Вчера/сегодня — статья. Всего запланированного на сегодня не успею. Что для меня самое важное сейчас? Остальное — пусть и важное — подождет, потому что не «самое». Присутствовать можно только в чем-то одном. 

Дело за «пустяком»: пробившись сквозь многочисленные помехи, услышать свой собственный голос. Ощутив нарастающую тревогу и спешку, задать себе вопрос «куда я спешу?» - и дождаться рождения ответа. И выбрать приоритет. Один.

Остаться с тем, что делаешь/с чем пребываешь сейчас - или выбрать что-то иное, что более настойчиво требует нашего присутствия. Всего мы точно не успеем, где-то мы опоздаем, а где-то — не успеем никогда. Но очень грустно, пытаясь успеть повсюду, нигде по-настоящему неприсутствовать, и не успеть никуда и нигде…

Автор: Илья Латыпов

0 коммент.:

Отправить комментарий