понедельник, 30 октября 2017 г.

Filled Under: ,

ТРАВМА – ЭТО НЕ КОНЕЦ, А НАЧАЛО

Маргарит Джонсон родилась в конце 1920-х годов в Арканзасе. Будучи бедной темнокожей женщиной, проживавшей на сегрегированном юге, Джонсон не надеялась на светлое будущее. Она страдала от тягот и лишений, которые терпели практически все афроамериканцы во время и после сегрегации – статус гражданина «второго сорта», экономическое и социальное отчуждение, жизнь в постоянном страхе, угроза физического насилия, террор и так далее. 

И без того нелёгкую жизнь Джонсон также усложнили и конкретные события. 

В возрасте семи лет Маргарит изнасиловал мужчина, с которым встречалась её мать. Она рассказала об этом своему брату. Через несколько дней обидчик был найден мёртвым. 

Она была настолько травмирована этими событиями, что потеряла дар речи на пять с половиной лет. Будучи отщепенкой, как снаружи, так и внутри, Джонсон, казалось бы, была обречена на тяжёлую, одинокую жизнь, наполненную борьбой, страданиями и изоляцией. 


Однако впоследствии Маргарит Джонсон сменила своё имя на Майя Энджелоу и стала танцовщицей, актрисой, автором сценариев, поэтессой и выдающимся лидером движения за гражданские права 1960-х годов, а также первой темнокожей женщиной, написавшей бестселлер – книгу мемуаров под названием «Я знаю, отчего птица поёт в клетке». Она получила множество наград за успехи, достигнутые в различных сферах деятельности, и даже выступила с речью на инаугурации президента в 1993 году. 

И что самое удивительное в этой истории, Энджелоу призналась, что она не добилась бы всего этого, если бы не её детская травма – благодаря ей она стала тем, кем была. Энджелоу писала о своих шрамах – шрамах, которые только она могла видеть, трогать, ощущать. 

Давайте смотреть правде в глаза: травма не является «хорошей» вещью. Никто из нас не заслуживает плохого в жизни. Однако все из нас сталкиваются с ним в тот или иной момент своего жизненного пути. 

Большинство из нас переживают, по меньшей мере, пять или шесть травматических событий в жизни – мы теряем близких, разводимся, остаёмся без работы, слышим страшный диагноз в кабинете врача, оказываемся жертвами преступников и так далее – но, как правило, после этих событий мы становимся немного сильнее, мудрее и лучше. 

Процветание под влиянием травмы 

До недавнего времени психология в основном изучала то, каким образом травмы влияют на нас. И в этом был смысл. 

Более ста лет назад психиатрия считалась «шарлатанской наукой», поэтому к профессиональной психиатрической помощи прибегали лишь самые отчаянные и беспокойные люди. Среднестатистические люди со среднестатистическими проблемами избегали психиатров, поскольку обращение к ним считалось в обществе чем-то постыдным и позорным (частично данная тенденция сохраняется и сегодня). 

Как результат, первые 50 лет или около того практикующие психологи/психиатры имели дело с очень трудными случаями – шизофренией, маниакальной депрессией, склонностью к суицидам и прочим. 

Это привело к возникновению систематической ошибки отбора. Поскольку психологи изучали только самые экстремальные проблемы с психическим здоровьем, и почти во всех этих случаях пациенты пережили какую-то ужасную травму в тот или иной момент своей жизни, первые специалисты пришли к логическому выводу, что травмы приводят к психическим заболеваниям. 

Однако, как оказалось, это не совсем так. В действительности всё часто происходит наоборот. 

И лишь после того как психология и психиатрия стали более популярными, специалисты начали осознавать, что травмы – невероятно распространённое явление. На самом деле травма – это факт жизни. Большинство из нас сталкивается с серьёзными психическими расстройствами, и многие люди под влиянием прошлой боли, в конечном счёте, становятся более сильными личностями. 90 процентов людей, переживших травматическое событие, в последующие месяцы или годы также испытывают, по меньшей мере, одну форму личностного роста. 


Эти люди впоследствии начинают больше ценить жизнь, их приоритеты меняются, отношения становятся более тёплыми и сострадательными, они обретают источник внутренней силы, они видят новые возможности в своей жизни, которые никогда прежде не замечали. 

Прежде чем вы успеете подумать «Боже мой, он говорит, что всё, что мне нужно сделать – это пережить тяжёлую травму, и тогда моя жизнь, наконец-то, станет такой, какой я хочу её видеть. Итак, где же эта травма?», я хочу сказать, что в этом есть нечто большее. 

Травма – это не конец, а начало 

Оказывается, что травма в нашей жизни, какую бы форму она ни принимала – это в действительности не то, что делает нас «сильнее» в данном случае. Все те вдохновляющие цитаты на фоне красивых закатов вроде «Всё, что не убивает, делает нас сильнее» только вводят вас в заблуждение: вы думаете, что станете сильнее перед лицом будущих проблем, просто пережив какую-либо трудность. 

Это не совсем так. 

То, что действительно имеет значение, происходит после травмы. Вас делает сильнее не сама травма, а работа, которую вы проделали, чтобы справиться с ней. 

Травматические переживания потрясают нас до глубины души. Они заставляют нас подвергать сомнению наши фундаментальные представления о мире и нашем месте в нём. Они заставляют нас сомневаться в доброте и благожелательности окружающих нас людей и предсказуемости мира. Некоторые травмы служат нам напоминанием о нашей смертности, о чём большинство из нас не хотят думать. 

И вот, когда вы столкнулись с травмой, растерялись и начали сомневаться во всём в своей жизни, с этого момент сценарий может развиваться двумя способами: 

1) Вы падаете с пресловутого ментального обрыва и приземляетесь в настоящее дерьмо, что приводит к возникновению расстройств (происходит реже, чем вы думаете); 

2) Вы используете это как возможность приобрести новое мировоззрение и новый набор убеждений, которые являются более жизнерадостными и устойчивыми, нежели предыдущие (происходит гораздо чаще, чем вы думаете). 

Подумайте об этом как о землетрясении, внезапно нагрянувшем на город. После него остаются хаос и разрушения. Однако здания можно восстановить в соответствии с новыми знаниями о структурной целостности, а люди имеют возможность спроектировать более устойчивые системы для защиты от землетрясений в будущем. Город не просто возвращается к прежнему состоянию – он становится более мудрым и устойчивым. 

Итак, когда в вашей жизни происходит какое-то дерьмо, вы имеете возможность изменить себя. Вы будете помнить о том, что произошло, и о боли, которую принёс вам этот опыт, однако суть заключается в другом: как вы будете меняться? 


Жизнь после травмы 

Травма создаёт чёткое различие между тем, что было «до», и тем, как стало «после» этого момента в нашей жизни. Травма создаёт то, что мы, вероятно, никогда не забудем. 

Степень, в которой мы можем испытать личностный рост после травмы, во многом зависит от сюжета, который мы строим вокруг этого переломного момента. 

Это нормально – испытывать боль, ставить всё под сомнение и чувствовать вину, стыд, страх и одиночество. Это может быть сложно. Вы снова и снова прокручиваете травму в своей голове, как плохой фильм, который вы были вынуждены посмотреть в кинотеатре, где вас привязали к креслу и заставили держать веки открытыми. Это кажется нереальным. И при каждом повторе вы чувствуете такую же боль, как и в первый раз. Вам кажется, будто ваш мозг избивает себя кулаками снова и снова месяцами или даже годами напролёт. 

Но каким бы дерьмовым это ни было, на самом деле это ключевой шаг в создании сюжета вокруг вашей травмы. Сюжет, который вы строите, поможет вам выйти из тёмных закоулков собственного разума и оказаться в лучшем месте. Будучи людьми, мы испытываем потребность в том, чтобы придавать смысл окружающему миру, и, как я уже говорил ранее, травма редко имеет смысл, когда мы её переживаем. 

Итак, каким должен быть ваш сюжет? Что ж, существует несколько вещей, о которых вам необходимо помнить: 

1. Речь не о том, заслуженно ли вы переживаете травму или нет 

Когда происходит что-либо ужасное, мы привыкли спрашивать себя: «Почему я? За что мне такое наказание?». Как правило, чем мы моложе или чем хуже у нас опыт, тем больше мы склонны обвинять себя в боли. Нам кажется, будто с нами что-то не так или что мы сделали какую-то вещь, которая навлекла на нас эту ситуацию. 

Наиболее важным шагом в формировании смысла нашей боли является понимание того, что речь идёт не о том, заслуженно ли мы испытываем её или нет. Подобное происходит не только с нами, но и с другими людьми. Суть не в том, заслуженной ли является эта боль или нет. Боль – это игра с нулевой суммой (прим. об играх, в которых проигрыши и выигрыши участников в сумме дают нуль). Если кто-то делает нам больно, причинение боли в ответ не улучшит ситуацию. 

На самом деле боль – это прямо противоположное. Боль заразна. Она как вирус. Чем сильнее вы испытываете боль, тем сильнее потребность продолжать причинять боль себе и другим людям. Воспринимаемые нами недостатки будут использованы для оправдания дальнейшего разрушительного поведения по отношению к себе и окружающим нас людям. 

Важно осознать и положить этому конец, прежде чем всё зайдет слишком далеко. Мы не сделали ничего плохого, чтобы быть наказанными той или иной травмой. Никто не заслуживает травм. И дело даже не в этом. 

2. Новые взгляды на жизнь 

Помню, когда умер мой близкий друг, это немедленно заставило меня осознать, насколько хрупкими и непрочными были мои дружеские отношения с другими людьми. Во мне появилось желание время от времени говорить своим друзьям, что я забочусь о них и что они важны для меня. В действительности это укрепило некоторые из моих отношений, несмотря на тот факт, что я только что пережил серьёзную потерю. 

Поскольку травма открывает нам глаза на то, что мы, как и все остальные, смертны, и сталкивает нас с возможностью того, что все наши представления о мире могут быть ложными, она имеет интересный побочный эффект, который проявляется в пролитом свете на то, что мы принимали как должное на протяжении большей части своей жизни. 

Именно сильная боль обладает необыкновенной способностью прояснять то, что на самом деле имеет значение в нашей жизни, и устранять любые запреты или сомнения относительно того, должны ли мы воспользоваться этим или нет. 




3. Разговоры об этом 

Сюжеты не формируются в вакууме, они существуют только тогда, когда мы рассказываем о них другим. Исследователи обнаружили, что явным признаком личностного роста после травмы является желание открыться, рассказать о пережитом, чтобы получить необходимую поддержку. 

Придите к другу, родственнику, терапевту или своему питомцу и поделитесь с ними собственными переживаниями, чувствами, сомнениями и страхами, вызванными травмой. Выйдите за пределы собственной головы и расскажите о том, чего вы стыдитесь. 

Некоторые из самых глубоких жизненных мудростей вы сможете постигнуть только благодаря травме, однако эта мудрость никогда не сможет реализоваться в полной мере, если вы не поделитесь ею в той или иной форме. 

В нашей культуре существует ряд предрассудков, связанных с выплёскиванием боли. К сожалению, раскрытие того, что вам больно, идёт вразрез с некоторыми табу – а именно, мы должны быть позитивными и приятными; наши проблемы – только наши проблемы; мы получаем то, что заслуживаем. 

Однако подавление травмы делает только хуже. Она мучит и заражает нас. И это, пожалуй, величайший урок, который нам даёт Майя Энджелоу. Способность этой женщины преобразовывать боль в послание надежды и расширения прав и возможностей – это то, что привело её к исцелению, а не наоборот. 

Когда мы делимся своей болью, это позволяет нам двигаться вперёд. Просто сидеть и размышлять над проблемами – это одно. Но когда мы делимся своей болью с миром, она отделяется от нас. Когда это происходит, мы, наконец, становимся способными жить без неё. 

По статье markmanson.ne

0 коммент.:

Отправить комментарий