четверг, 12 апреля 2018 г.

Filled Under:

44. НАЮКОЁЛОГИ



Итак, наша «экспедиция», целью которой являлась ликвидация крышки, отправилась в свой решающий поход. Во главе процессии шагал Адя Зеленый, зеленый в буквальном смысле, в своем бесформенном балахоне и неизменных солнцезащитных очках, но уже без дубины, поскольку оставил ее за ненадобностью.

Второй шла королева Брунхильда, царственного вида особа в средневековом платье из грубого полотна, с русыми волосами, заплетенными в косицу, с венчавшим голову золотым обручем и боевым мечом, спрятанным под юбкой.

За ними – Оранжевая Корова, в своем новом обличье миловидной толстушки с рыжими волосами, одетой в оранжевое платье до колен и черные аляповатые туфли.

Следом шла Желтая Подлодка, тоже в новом обличье легкомысленной с виду блондинки в желтом брючном костюме и оранжевых сапожках.

Затем Кошиса, то ли женщина, то ли кошка, но определенно эффектная брюнетка с копной взлохмаченных волос, в черной меховой курточке и штанишках, в белых сапожках и перчатках, с роскошным пушистым хвостом и ушками на макушке.


Замыкал процессию Лохматая Зверюга, ныне юноша приятной внешности с большими грустными глазами и каштановыми волосами до плеч, элегантно одетый в костюм из черного бархата с большими золотыми пуговицами и белоснежной рубашкой с пышным жабо, но странно обутый в лохматые шерстяные мокасины.

Вскоре вся эта колоритная команда оказалась на площади перед высоченно-помпезным зданием, на котором заносчиво-огромными буквами красовалась надпись: «АКАДЭМИЯ НАЮКИ». Причем, буква «ю» выглядела явно свежее остальных, будто ее недавно сменили.

Зайдя внутрь, друзья оказались в просторном зале с помпезно же высоким потолком. Несмотря на простор, в помещении было душно и пахло старыми книгами. К одной из стен были прислонены буквы, похожие на внешнюю надпись и сложенные в слово «УПРАВЛЭНИЕ». На полу скрипел ветхий паркет. Наверх вела широкая парадная лестница, устланная стоптанной ковровой дорожкой. У лестницы стоял стол с потертой и потрескавшейся поверхностью. За столом, лицом к входной двери, сидел усохший старичок в очках с толстыми линзами и в поношенном костюме с нарукавниками, соединив руки в пальцах.

– Так, вы куда? Вам сюда нельзя! – сразу закричал он, даже не спрашивая посетителей о цели визита.

Кошиса вышла вперед, положила лапки на стол, наклонилась и промурлыкала:

– Муррр-можно-о-о!

Старичок опешил, но быстро оправился и опять заладил свое:

– Вы кто такие? Вам сюда нельзя! Здесь наюка!

– Кошиса! – зашипела на нее Корова.

Адя оттащил Кошису назад, пока она так и гипнотизировала старичка взглядом пантеры, а затем обратился к нему сам.

– Уважаемый, мы явились в Академию науки с официальной миссией и хотели бы…

– У нас не наука, а наюка! – перебил его старичок, подняв указательный палец кверху. – Так звучит гораздо намного более внушительно, не правда ли?
Больше интересного - на нашем Telegram-канале
– Да, разумеется, – ответил Адя, от удивления сняв очки. – Мы хотели бы встретиться с учеными по поводу…

– А называемся мы теперь по-другому – не ученые, а гораздо намного более представительно: наюкоёлоги! И у нас теперь не Акадэмия, а Управлэние. Видите, готовимся сменить вывеску.

– По какой причине, позвольте узнать? – поинтересовался Адя.

– Потому что мы решили, что наюку следует не изучать, а управлять ею.

– А что, уже все изучили?

– Вот именно! Уже все знаем про наюку.

– А как собираетесь управлять?

– Как нам вздумается. Но конечно, чтобы все было строго наючно.


– Да, так оно верно, и даже правильно, – сказал Адя. – Но мы все-таки хотели бы встретиться с учеными… простите, наюкоёлогами.

– К ним нельзя, они заняты.

– Чем?

– Они думают.

– О чем?

– О наюке! – ответил старичок, подняв кверху указательный палец.

– А чего о ней думать, если вам уже и так все известно?

– Нам известно не только все, но даже и больше того!

– Больше всего?

– Да. Но осталась еще класси-си-фи-кация и принци-пили-али-зация всего что ни на есть.

– Что-то типа инвентаризации?

– Именно. Требуется проделать очень большую работу. Класси-си-фи-цировать, что относится к наюке, а что нет.

– И по каким же критериям это делается?

– Очень просто. Если что-то не поддается наючному объяснению, значит, это не наючно. Если мы что-то не понимаем, мы это отвергаем.

– Но ведь необъяснимые вещи не перестают существовать лишь оттого, что их пока не объяснили, – возразил было Адя.

– Так, прошу очистить помещение! У нас наюка! А у вас что?

– А мы тоже пришли с наюкой! – включилась в разговор Корова. – У нас есть строго наючная гипотеза, и мы хотим ее предложить лично вам.

– Какая гипотеза? Почему лично мне?

– Потому что по вам сразу видно, что вы корифей наюки.

– И что там у вас за гипотеза? – немного смягчился старичок.

– Ну, например, вы знаете откуда у древних цивилизаций появилась наюка? Ведь они же были древними, неразвитыми?


– Тогда не было и не могло быть никакой наюки, – снисходительно усмехнулся старичок. – Наюка только у нас!

– А как же сохранившиеся мегалиты, письмена, рисунки, артефакты?

– Повторяю, все это с точки зрения наюки необъяснимо, а значит, ненаючно.

– Совершенно с вами согласна! Но вы можете все это обратить в наюку, если строго наючно обоснуете нашу гипотезу.

Друзья в недоумении переглянулись, не понимая, к чему клонит Корова. Она же, тем временем, как-то вся преобразилась, встрепенулась, и вдруг обрела свое прежнее обличье оранжевой коровы с крылышками. Замахав крыльями и поднявшись в воздух, она пропела:

– Давным-давно, когда еще не было никакой наюки, коровы вышли из моря и научили людей письменности, астрономии и всяким другим наюкам! Потом коровы ушли обратно в море, а люди принялись изучать и развивать наюку, доведя ее до пределов, которым нет совершенства, а также до совершенства, которому нет пределов, в результате чего и появилась современная наюка, совершенно беспредельная и совершенная до беспредела!

Наюкоёлог таращился на дивное зрелище ошеломленный и завороженный. Но когда Корова приземлилась и перевоплотилась обратно в девушку-толстушку, он очнулся от наваждения и изрек:

– То, что я сейчас видел и слышал, невозможно, потому что это не наюка.

– Но вы же видели это, своими глазами, – заметил Адя.

– Видеть мало, требуется наючное обоснование, – ответил тот.

– Вот вы и обоснуете, строго наючно, – сказала Корова. – И тогда гипотеза превратится в открытие наюки.

– Да, пожалуй, если это сделаю я, то это будет наюка, – согласился, подумав, старичок.

– Конечно! Только вы и никто другой!

– Тогда я немедленно бегу писать диссертацию, – засуетился тот и порвался было уходить, но спохватившись, вернулся.

– А вам все равно здесь нельзя, здесь наюка!


– Простите, а с кем имеем честь? – осведомился Адя.

– Я дежурный по наюке!

– Мы тоже имеем непосредственное отношение к наюке, поскольку представляем комиссию от наблюдательного совета и пришли по делу.

– У нас своих комиссий и комитетов предостаточно. И если потребуется, создадим еще одну, а чужие нам без надобности.

– Да, но мы особо уполномоченные особы, наделенные особыми полномочиями складывать полномочия с соответствующих и прочих должностных лиц, а посему мы освобождаем вас от полномочий дежурного по наюке, и вы можете спокойно идти и погружаться в бездну наючного знания. Вот, взгляните.

Адя протянул старичку бумажку. Тот, внимательно ее изучив, нехотя согласился.

– Что ж, в бездну я не погружался давно.

– Вот и погружайтесь, а нас отведите к самому главному наюкоёлогу.

– Главный наюкоёлог сейчас занят, он проводит ответственный эксперимент наюки.

– Вот и отлично, мы будем присутствовать.

– Ну, коли так… под вашу ответственность, – старичок, наконец, прекратил артачиться и повел всю компанию наверх по лестнице.

Пришли они в уже знакомую по рассказу Карамиллы лабораторию, где базировался электрический телеграф. За его пультом сидел оператор и время от времени нажимал какие-то кнопки, из чего можно было заключить, что электрическая штуковина активно работала. Кроме того, шла подготовка к чему-то чрезвычайно важному, поскольку повсюду деловито сновали люди в белых халатах и блестящих комбинезонах. Друзья поднялись в стеклянный бункер, где находился председательствующий, руководивший всем действом, и еще несколько наюкоёлогов.

– Так, вы кто такие? Вам сюда нельзя! Здесь наюка! – закричал председатель.

– Мы комиссия от наблюдательного совета, – сказал Адя, предъявив бумажку. – Уполномочены наблюдать и присутствовать, а также присутствовать и наблюдать.

– Так, наблюдайте, только не мешайте. У нас сейчас очень ответственный момент.

Председатель, видимо, был настолько увлечен своим занятием, что ему было недосуг вступать в препирательства.

– Так. Внимание! Все по местам! – прокричал он в микрофон. – Начинаем мопыт изобретения!

Люди в халатах и комбинезонах засуетились пуще прежнего.

– Приготовились! – продолжал командовать председатель. – Обзор… Управление… Понтроль!

Люди забегали еще быстрее, но вскоре, наконец, угомонились и расселись по своим местам за пультами и мониторами.

– Все приборы поставлены на понтроль! – отрапортовал один из операторов.

– Внести специальный мобразец для мопыта! – раздалась очередная команда.

Открылась дверь, и в лабораторию вошел человек в белом костюме радиационной защиты. На нем так же были надеты внушительные сапоги, перчатки и шлем с небольшой стеклянной прорезью для глаз. На вытянутой руке он нес крысу, держа ее за кончик хвоста.

– Внести экранирующий контейнер! – скомандовал председатель.

Открылась вторая дверь, и вошел второй человек в таком же костюме, держа кастрюлю на вытянутых руках.

– Внести антипредохранительную крышку!

Открылась третья дверь, из нее появился третий участник эксперимента, у которого в руках была крышка от кастрюли.

– Внимание! Моделируем крышку!


Все три космонавта повернулись друг к другу и четко слаженными действиями посадили крысу в кастрюлю, накрыв ее крышкой.

– Натура природы готовсь! – прозвучала следующая команда.

Наши друзья только сейчас обратили внимание, что в середине зала на постаменте стояла микроволновка. Трое космонавтов подошли к постаменту, один открыл дверцу микроволновки, другой поставил кастрюлю с крысой внутрь, третий закрыл дверцу.

– Обозлить натуру природы!

Один космонавт включил микроволновку в розетку, второй установил время, а третий вытянул палец с готовностью нажать кнопку «Пуск».

– Так, начинаю просчет! – торжественно провозгласил председатель.

Все присутствующие в зале напряглись, уставившись в свои мониторы, видимо, показывающие ход эксперимента.

– Ваша кокотница сейчас взорвется, – нарушила всю торжественность момента Кошиса.

– Т-с-с! – зашипели на нее наюкоёлоги.

– По моей поманде! – прокричал председатель и принялся отсчитывать. – Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, ноль… Полет!

Один из космонавтов запустил микроволновку, все трое стали вокруг нее и замерли в ожидании. Микроволновка загудела, заискрила, задымила, а затем взорвалась и развалилась на части. Все присутствующие в зале инстинктивно пригнулись, но никто не пострадал. Кастрюля с крысой тоже, на удивление, осталась стоять нетронутой на прежнем месте.

– Подтвердить наюку! – скомандовал председатель после недолгой паузы.

Космонавты подошли к постаменту, один снял крышку с кастрюли, а другой извлек оттуда крысу. Крыса оказалась живой и невредимой.

– Наюка победила природу! Поздравляю всех с успешным мопытом! – провозгласил председатель. Последовали бурные аплодисменты.

– Мопыт изобретения показал, что наша крышка не только безвредная, но и антипредохранительная! И теперь это строго наючно доказано!

– И мы тоже, от имени наблюдательного совета, поздравляем вас с успешным мопытом, – взял слово Адя. – А теперь позвольте, от имени и по поручению названного совета, объявить успешный понец эксперимента наюки.

– То есть как это, понец? – пришел в недоумение председатель.

– То есть, так и есть, мы объявляем успешный понец и на том закрываем эксперимент наюки. Можете выключать электрический телеграф.

– Но нам высший наблюдательный совет приказал…

– То был высший, а мы высочайший.

– Но у нас наюка!

– А у нас полномочия, – Адя потряс бумажкой у носа наюкоёлога.

Наюкоёлог некоторое время колебался, но потом решительно произнес:

– Нет, мы не можем прекратить эксперимент. У нас наюка!

– А почему бы вам не научиться жить в гармонии с природой, вместо того чтобы пытаться на нее воздействовать? – включилась в разговор королева.

– Как это? Не понимаю.

– Вот есть ваш мир, вы в нем живете. Зачем вам что-то с ним делать? Зачем его теребить, ворошить, изменять, перестраивать?

– Как зачем? Чтобы окончательно победить природу!

– Но почему обязательно надо ее победить? Почему нельзя просто гармонично существовать в этом мире?

– Потому что мы умнее природы, мы придумаем лучше!

– И вы все знаете о природе и устройстве этого мира? – не унималась Брунхильда, хотя Адя уже махнул рукой и готовился к плану Б.

– Конечно, уже все знаем про наюку!

– А как ваша наюка объясняет зеркальный объект за городом?

– Какой объект?

– Невидимая стена, через которую нельзя пройти.

– А, ну это не наюка! – усмехнулся наюкоёлог.

– Но это часть мира, о котором вы якобы все знаете. Так как вы это объясните?

– Очень просто. Нет никакого объекта.

– Как это нет, если он есть?


– Мы не можем это объяснить, значит, этого не может быть. А если этого не может быть, тогда какой вывод?

– Какой?

– Этого не существует!

– Ваше величество, – шепнула Корова Брунхильде. – С ними бесполезно разговаривать, пора останавливать киноленту.

Но тут в диалог вдруг вмешалась Подлодка.

– Смотрите на меня внимательно! – сказала она и у всех на глазах трансформировала свой облик, став как прежде желтой подводной лодкой в оранжевых сапожках. – Такого тоже не может быть?

Наюкоёлог сначала опешил, но быстро оправился и опять вошел в свою роль.

– Конечно не может!

– Но я же перед вами! Я не мультяшный персонаж, я существую! – сказала Подлодка и ткнула наюкоёлога якорем.

Однако тот ничуть не смутившись заладил свое:

– Такого не может быть, потому что по наюке такого быть не может!

– Мау! Вы не только про свою кошелогию, вы про себя ничего не знаете! – включилась Кошиса.

– Так, я отказываюсь продолжать этот ненаючный спор.

– Вы начали изобретать всякие штуковины, а себя забыли, – продолжала Кошиса.

– Нам обязательно нужны штуковины, мы без них не можем, – неожиданно послушно стал отвечать наюкоёлог.

– Да, вы без них не можете, – Кошиса вперилась взглядом в наюкоёлога и будто гипнотизировала его. – Вам нужны штуковины.

– Да, они нам нужны.

– Отвечайте на вопрос: вы себя знаете?

– Я себя знаю?

– Можете сказать: «Я это я»?

– Могу я сказать… что?

– Сейчас мы по очереди скажем «я это я», а затем вы.

Друзья окружили наюкоёлога и принялись повторять свое заклинание. Никаких вопросов больше не потребовалось. Лишь только круг замкнулся, наюкоёлог покрылся восковым налетом и замер. И все вокруг замерло.

Зверюга, не медля ни секунды, кинулся прямиком к адской машинке наюкоёлогов, быстро отыскал на пульте надпись «ПЭН», разбил стекло и повернул красный рычаг до упора.

– Теперь бежим! – крикнула королева, и друзья стремглав бросились в направлении к выходу из Академии.



0 коммент.:

Отправить комментарий