ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИЗМЕНИТЬ ИЛИ ИСПРАВИТЬ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, ТАК НАУЧИТЕСЬ ЖЕ ИХ СЛУШАТЬ ~ Трансерфинг реальности

среда, 12 декабря 2018 г.

Filled Under: ,

ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИЗМЕНИТЬ ИЛИ ИСПРАВИТЬ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, ТАК НАУЧИТЕСЬ ЖЕ ИХ СЛУШАТЬ


«Когда люди говорят с вами, слушайте их со всем тщанием. Большинство людей никогда этого не делают», – Эрнест Хэмингуэй.

Весьма вероятно, что на каком-то этапе жизни вам придется иметь дело с тем, что близкий человек вас раздражает. Скорее всего, это происходит из-за того, что их затянул разрушительный шаблон поведения. И он усложняет жизнь как им, так и всем их родственникам. Представьте, как бы вы справитесь с подобной ситуацией?

Как она на вас повлияет? Возможно, вы начнете стараться избегать его. А когда это невозможно, вы будете стараться выпутаться из любого разговора, который близкий человек будет пытаться с вами завести, отмахиваясь от него, как от надоедливой мухи. Вы начнете не наслаждаться его обществом, а терпеть его, убедив себя в том, что он не может изменить свое поведение.


Или, может быть, вы человек действия, и выберете более активный подход к ситуации? Вы попытаетесь проанализировать поведение и мысли близкого так, как это сделал бы психотерапевт (в меру своих способностей, конечно). Вы создадите то, что, по вашему мнению, может стать просто-таки идеальным решением всех его проблем, и расскажете ему о нем вашим самым убедительным и ласковым тоном. И, конечно же, вас жутко взбесит, когда он сходу категорически откажется следовать вашим мудрым советам, сказав, чтобы вы не учили его жизни.

Вам стоит постараться кое-что понять: вы вовсе не должны, и не обязаны попытаться их исправить. Эти люди — ваши родители, братья и сестры или партнеры, а не сломанные машины, нуждающиеся в ремонте.

И лучшее, что вы можете сделать в подобной ситуации — это дать им пространство для того, чтобы вдохнуть полной грудью и попытаться осознать, что они действительно нуждаются в переменах.

Я понял это на своем горьком опыте в результате тесного общения со своей матерью. Всю свою жизнь она страдает от хронической тревожности, которую категорически отказывается лечить. Ее жизнь насквозь пропитана пессимизмом, который она сама считает «реализмом», и все ее привычки и шаблоны поведения лишь глубже затягивают ее в эту бездну.

Если в какой-то день она совершенно ничем не обеспокоена, это можно считать практически чудом. Стоит ее разуму ухватиться за какую-то проблему – неважно, реальную или мнимую – и он ее уже не отпускает, обсасывая и обгладывая, словно собака кость. Остается лишь ждать, пока от этой кости ничего не останется, и она переключится на что-то другое. И она готова ныть и ныть о своем очередном беспокойстве любому члену семьи, которого ей удается изловить и заставить ее слушать.

Я из тех людей, которые верят, что не бывает неразрешимых проблем, и взялся за эту со всем пылом и жаром. Раз за разом предлагал ей советы и решения, которые, как я считал, могут помочь ей более эффективно справиться с тревожностью. К сожалению, такой подход к людям, похожим на мою маму, зачастую не только не улучшает ситуацию, а делает ее лишь хуже. Когда кто-то говорит моей маме, что она неправа, она может ощетиниться, как еж, особенно, когда ей указывают на негативные последствия ее поведения.

Как-то раз, доведенный до отчаяния, я предложил ей выкроить минутку и воспользоваться услугами психолога или психотерапевта, сопроводив этот совет заверением, что это непременно поможет ей почувствовать себя лучше. До конца своих дней не забуду, что она мне ответила – слишком уж больно мне было это слышать: «К психотерапевту меня посылаешь? Да ты на себя посмотри! Десять лет уже к мозгоправам ходишь, а как был чокнутым биполярщиком, так им и остался!»

После нескольких разговоров, прошедших в подобном ключе, я решил, что с меня хватит. Я был просто обязан отстраниться от нее — хотя бы для того, чтобы сберечь свой здравый рассудок и благополучие. В разговоре с ней я избегал любых тем, кроме наиболее нейтральных и общих. Я не общался с ней ни о политике, ни о религии, ни на любую другую тему, которая потенциально была способна нас рассорить. А когда она начинала свои многочасовые тирады о том, как на нее ополчился весь мир, я ограничивался ответами вроде «Да, конечно, мама», или «Ну конечно же, ты права», попутно думая, как бы мне тактичнее избавить себя от необходимости все это выслушивать и откланяться.

Но этот механизм защитной адаптации работает лишь ограниченное время, и с каждым разом срабатывает все хуже и хуже. Вскоре я понял, что он совсем перестал меня устраивать, ведь я определенно не хотел видеть мою маму в почти постоянном состоянии эмоционального стресса из-за попыток удержаться на месте под натиском набегающей волны тревожности.


Но ведь я уже испробовал все возможные подходы… или нет? Я пришел к выводу, что должен сделать что-то новое, что-то такое, чего я не делал раньше. И вместо того, чтобы после очередного неприятного разговора пытаться пичкать маму непрошеными советами или переходить в режим игнорирования, я сделал паузу. И использовал это время для того, чтобы подумать над тем, как мое собственное поведение в прошлом повлияло на эту проблему и не усугубило ли оно ее. Я понял, что должен принять ответственность за свою собственную роль в этой ситуации.

А еще я понял, что очень многое в данной ситуации зависело от того, как я слушал собственную мать. Точнее, от того факта, что я ее совершенно не слушал. Вот что мне нужно было понять: умение слушать может дать тем, кто вам дорог, именно то свободное пространство, которое им нужно. Для того, чтобы обдумать и изменить те деструктивные шаблоны поведения, которые негативно влияют как на их жизнь, так и на вашу.

Итак… умеете ли вы слушать?

Считаете ли вы себя хорошим слушателем? Раньше я определенно считал себя таковым. К сожалению, если вы похожи на меня, весьма вероятно, вы существенно переоцениваете свою способность слушать собеседника во время разговора.

Устройте себе испытание. Когда вы в очередной раз влипнете в неприятный разговор с близким человеком, постарайтесь присмотреться к нему повнимательнее. Подумайте вот о чем… когда он что-то вам говорит, действительно ли вы обращаете внимание на то, что он говорит? Или же вы начинаете пытаться сформулировать ваш ответ еще до того, как ваш собеседник закончит очередную фразу?

Если вы поймете, что верно именно последнее, не будьте к себе слишком уж строги. Желание поделиться с любимым человеком своими мыслями и предложениями, в особенности, если вы считаете, что они могут помочь им выбраться из сложной жизненной ситуации, вполне естественно.

К сожалению, наша забота и беспокойство зачастую воспринимаются ими, как прямое или завуалированное оскорбление и вмешательство в их жизнь, и в таких ситуациях лучшее (и часто единственное), чем мы можем им помочь – это внимательно их выслушать.

Словом, делая совершенно противоположное тому, как я вел себя с мамой. Когда она пыталась выговориться мне о том, что действительно и неподдельно ее беспокоило, вместо того, чтобы слушать ее по-настоящему, большую часть времени мой разум был занят поиском возможных решений ее проблем.

А время от времени я перебивал ее в попытках как-то отвлечь и не дать зациклиться на негативных мыслях. Думал, что могу вырвать ее из этого ведущего лишь вниз водоворота, предлагая здравые и легко реализуемые варианты ослабления ее тревожности… к примеру, я говорил ей: «Слушай, мама, почему бы тебе вместо того, чтобы зацикливаться на наихудших вариантах развития событий, не сосредоточиться на том, что происходит прямо сейчас, у тебя под носом?»

И я никак не мог понять, почему мои советы в большинстве случаев встречались отрицанием («Нет, это никогда не сработает, я знаю»), а то и попытками перейти в контратаку («Легко тебе говорить! Это ведь не тебе разбираться с этой кошмарной ситуацией!»).


Но теперь я знаю, что мне долгое время не удавалось понять во время общения с моей мамой, да и не только с ней: моя мама говорила со мной на эти темы вовсе не потому, что хотела получить от меня совет, или ожидала, что я брошу все и возьмусь за решение ее проблем. Ей просто хотелось мне выговориться – хотелось, чтобы я ее выслушал. И последнее, чего ей хотелось в эти минуты – чтобы я читай ей лекции о том, как справиться с ее эмоциональными реакциями.

Когда я, вооруженный новыми знаниями, взглянул на то, как вел себя в прошлом, мне удалось усвоить много очень важных уроков, и я знал, что, если я хочу, чтобы моя мама приняла необходимость перемен, прежде всего, я сам должен начать вести себя по-другому. И мне стоит начать с того, чтобы научиться более эффективно и активно слушать.

Когда моя мама мучится в хватке тревожности и избирает меня в качестве слушателя, я каждый раз напоминаю себе о том, что в очень многих случаях молчание не просто золото, а жизненная необходимость. И что мне стоит, прежде всего, быть здесь и сейчас, быть с ней, и обращать внимание на то, что она говорит – это и есть умение слушать.

Вот лишь несколько способов, которые могут помочь вам улучшить вашу способность слушать (и слышать) тех, кто вам дорог:

1. Признайте и подтвердите значимость того, что вам говорят.

Порою простой кивок головы может стать для любимого человека сильным и позитивным сигналом вашей поддержки. То же самое относится и ко вовремя сказанному «Угу». Эти, казалось бы, незначительные действия дают понять вашему собеседнику, что вы действительно обращаете внимание на то, что он говорит.

А еще они показывают, что, по крайней мере, в данный момент вы ставите его чувства выше ваших, и не собираетесь его перебивать, чтобы поделиться своим мнением, каким бы оно ни было. Кроме того, эти выражения замечаются вашим собеседником в «фоновом» режиме, и не прерывают его поток мыслей.

Но не забывайте о том, что подтверждение значимости вашего собеседника и его мнения вовсе не равны одобрению этого мнения. Но… я уже давно понял, что для того, чтобы признавать и подтверждать значимость мнения моей матери, я совершенно не обязан соглашаться с ней или одобрять ее поведение.

2. Сделайте глубокий вдох.

Обращайте внимание на то, как вы дышите во время общения с этим любимым человеком. Не задерживаете ли вы его в предвкушении момента, когда будет ваша очередь говорить? Если, когда дело доходит до ответа, у вас не хватает воздуха в легких, это может изменить тон вашего ответа, а следовательно, и восприятие собеседником. Весьма возможно, что ваша реплика прозвучит более жестко или нетерпеливо, чем вы хотели.

В прошлом я неоднократно обращал внимание на то, что посреди напряженного разговора с матерью у меня часто перехватывало дыхание. С тех пор я научился воспринимать их, как признак того, что мне стоит слегка успокоиться, сделать глубокий вдох и начать обращать больше внимания на сам разговор, а не на собственные реплики.


3. Порою лучший совет, который вы можете дать – это не давать никакого совета.

Знаю, противостоять соблазну одарить любимого человека, заваленного множеством проблем, ворохом полезных советов и мудрых указаний не так-то просто. Ну… то есть, он же совершенно очевидно в них нуждается, разве не так? А вот и нет.

Опасность непрошеных советов родным и близким людям в том, что они воспринимают их, как доказательство того, что вы не верите в их способность решать проблемы собственными силами. И чем больше вы впихиваете им свои идеи и готовые решения, тем чаще намекаете на то, что эти идеи и решения лучше всего, до чего они могут додуматься сами.

Так что вы рискуете просто поссориться, а они начнут просто пропускать ваши слова мимо ушей, даже если ваши намерения исключительно благородны.

Мои советы матери, даваемые с лучшими намерениями, но исключительно не вовремя, воспринимались ею, как попытки указывать, что ей делать, и осуждение ее действий. Мама воспринимала их, как вызовы ее компетентности и способности контролировать собственную жизнь. И… я действительно (хоть и не напрямую) говорил ей, что не верю в ее возможность измениться.

Я раз за разом убеждаюсь в том, что наша вера в любимых людей (или ее отсутствие) меняет наше поведение и стиль нашего общения – часто незаметно со стороны, но весьма существенно.

Перемены в нашем поведении могут привести к соответствующим изменениям и в тех, кого мы любим. Когда они знают, что мы на их стороне, и поддержим их, если потребуется, они начинают верить в свою способность меняться, становясь лучше.

Видеть – значит верить

С тех пор, как у меня получилось взглянуть на свое поведение и слова трезвым взглядом, и изменить их соответствующим образом, я увидел множество обнадеживающих признаков личностного роста в моей матери. Хотя у нее все еще немалые проблемы с тревожностью, она сделала несколько больших шагов на пути к победе над ней. Она начала принимать лекарства. Она занялась йогой и медитацией. И она даже подумывает о том, чтобы пообщаться с психотерапевтом.

Конечно, я вряд ли могу с полной ответственностью утверждать, что именно я стал причиной ее решения обращать больше внимания на свое эмоциональное и душевное здоровье… но я не считаю случайностью то, что все это случилось именно после того, как я дал ей время и свободное пространство для того, чтобы измениться. После того, как вместо того, чтобы поучать, я начал ее слышать.

Так что остановитесь. Задумайтесь. Сделайте глубокий вдох. Расслабьтесь. И когда в следующий раз после общения с любимым человеком вам захочется отвернуться или попытаться насильно помочь, просто дайте ему время и пространство для маневра, чтобы выговориться и проявить свои эмоции.

Просто полностью будьте рядом с ним, и слушайте то, что он вам говорит. Верьте в то, что любимый человек в настоящее время справляется так хорошо, как только может. Примите тот факт, что, как и все остальные, он может измениться, и рано или поздно он придет к необходимости это сделать. Так же, как и вы.


0 коммент.:

Отправить комментарий